Акты официального толкования и применения норм административного права

Толкование представляет собой взаимообусловленный процесс уяснения и разъяснения сущности административно-правовой нормы. Толкование, его роль наиболее ярко проявляется на этапе реализации административно-правовой нормы, но не ограничивается исключительно этапом правореализации. Качество деятельности субъекта толкования во многом предопределяет эффективность деятельности механизма административно-правового регулирования.

Толкование осуществляется при помощи различных способов, под которыми понимается совокупность приемов и средств, позволяющих уяснить волю субъекта правотворчества, изложенную в нормативном правовом акте. Цели толкования достигаются при помощи грамматического, систематического, логического, теологического (целевого), исторического, специально-юридического, функционального способов.

Качество интерпретационной деятельности во многом предопределяется субъектом, который дает толкования. В зависимости от субъекта различают официальное и неофициальное токование. Официальное толкование дается органами, уполномоченными государством. В свою очередь официальное толкование подразделяется на аутентичное и делегированное.

Аутентичное (авторское) толкование дается органом, издавшим толкуемый нормативный правовой акт. Специальных разрешений на осуществление толкования принятого нормативного правового акта для субъекта правотворчества не требуется. Это вытекает из его правотворческой компетенции.

Субъектом делегированного толкования выступает тот, кому такое право предоставлено на основании закона. Он не является субъектом, принявшим толкуемый нормативный правовой акт. Наиболее часто в качестве субъекта делегированного толкования выступает Министерство юстиции РФ и его территориальные органы, на которые возложены полномочия по контролю за качеством принимаемых нормативных правовых актов. Результаты официального толкования норм административного права содержаться в актах официального толкования.

Акт официального толкования норм административного права— это вид правового акта, принятый компетентным органом, должностным лицом государственного управления и содержащий разъяснение норм административного права.

Актам официального толкования норм административного права присущи следующие особенности:

– он не устанавливает новых норм административного права, не отменяет и не изменяет их содержания;

– обладает юридической силой и может применяться только в течение срока действия толкуемой административно-правовой нормы;

– раскрывает содержание толкуемой нормы и порядок ее реализации, то есть включает как материальные, так и процессуальные аспекты;

– обладает государственно-властным характером, так как исходит от управомоченного субъекта;

– адресуется субъектам правоприменения.

Официальное толкование может быть как казуальным, так и нормативным. Казуальное толкование дается применительно к конкретному управленческому случаю (казусу). Оно применимо исключительно в рамках конкретного дела, а перенос на другие, пусть даже схожие управленческие ситуации, не допустим. В юридической литературе при анализе материалов судебной практики (Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ) отмечается, что они являются прецедентами, то есть должны рассматриваться и учитываться в качестве самостоятельных источников права. Вместе с тем это противоречит действующему законодательству и должно рассматриваться исключительно в качестве примера правильного понимания и применения норм административного права.

Акт применения административно-правовой нормы— это вид юридического акта, принятый на основе нормы административного права уполномоченным субъектом государственного управления в пределах его компетенции, содержащий разрешение индивидуально-конкретного управленческого дела, персонально определяющий поведение адресата.

Акт применения норм административного права обладает следующими признаками.

1. Является разновидностью юридических актов и в силу этого обладает всеми теми признаками, которые присущи юридическим актам. Недопустимо отождествлять акты применения административных норм с актами государственного управления. Они соотносятся как часть и целое. К числу актов государственного управления, как известно, относятся подзаконные нормативные правовые акты, нормативно-индивидуальные, а также акты применения норм финансового, предпринимательского, трудового, экологического и других отраслей российского права.

2. Обладают государственно-властным характером. Государственно-властный характер актов применения административно-правовых норм предопределен тем, что они исходят от уполномоченных субъектов, которые действуют в пределах своей компетенции. Игнорирование правовых предписаний, содержащихся в акте применения административно-правовой нормы, влечет за собой наступление негативных юридических последствий, которые выражаются в применении мер государственного принуждения.

3.Принимаются широким кругом уполномоченных субъектов. Наделение большого числа субъектов государственного управления правомочиями правоприменительного характера предопределено качественным разнообразием управленческих дел.

4.Акт применения административно-правовой нормы принимается в установленном процессуальном порядке. Этот порядок предопределяется характером разрешаемого управленческого дела. В подавляющем большинстве случаев он принимается единолично должностным лицом государственного управления. В ряде случаев таким субъектом может выступать коллегиальный орган, тогда внимание обращается на наличие кворума, а также «простого» или «квалифицированного» большинства при непосредственном принятии решения по делу.

5.Он выступает в качестве правообразующего факта, то есть влечет за собой возникновение, изменение или прекращение административно-правового отношения. Принятие акта применения является не самоцелью, а одним из этапов действия механизма административно-правового регулирования.

6.Акт применения административно-правовой нормы содержит оптимальный вариант разрешения управленческой ситуации с точки зрения сложившихся управленческих условий. В этой связи можно сказать, что процесс применения норм административного права также носит творческий характер и не допускает шаблонов. Это предопределяет эффективность актов применения норм административного права. Цель правоприменения может быть достигнута в полной мере, частично и не достигнута вообще. В этой связи речь следует вести о высокой, средней и низкой эффективности принимаемых актов.

7. Акт применения нормы административного права должен соответствовать требованиям законности. Эти требования сводятся к следующему: акт должен быть принят уполномоченным субъектом государственного управления в пределах его компетенции; соответствовать закону по существу; должен соответствовать цели закона; иметь соответствующую форму (акт-документ); отвечать техническим требованиям. К числу технических требований относятся: лексические требования (язык должен быть четким, ясным, лаконичным, понятным для адресатов); грамматические (при оформлении должны соблюдаться требования грамматики). Кроме того, акт применения нормы административного права должен быть своевременно доведен до адресатов; иметь установленные реквизиты (наименование, подписи, печати и т. п.); должен быть своевременно сдан на хранение.

Общественные отношения, регулируемые административным правом

В теории права при классификации его отраслей выделяют два критерия: предмет и метод правового регулирования, позволяющие различать самостоятельные отрасли права.

Административное право вполне удовлетворяет этим критериям. Главным из них является все же особенность предмета, т.е. круга, общественных отношений, регулируемых нормами административного права. Базовыми общественными отношениями, составляющими предмет административного права в качестве самостоятельной отрасли, являются организационные отношения, возникающие в процессе формирования и осуществления государственного управления. С учетом сферы и оснований возникновения эти отношения называются также управленческими. Управленческие отношения выделяются среди общественных отношений, регулируемых нормами российского права, рядом признаков. 1. Главный признак — это основания их возникновения: организация и осуществление государственного управления. Все другие признаки от него производны.

2. Управленческие отношения основаны, как правило, на юридической зависимости одной стороны от другой. Их стороны юридически не равноправны. Одна из них имеет приоритет в принятии решений в отношении другой. Иными словами, управленческие отношения — это властные отношения в том смысле, что одна из сторон обладает полномочиями принимать властные решения в отношении другой. Это означает, что не всякое общественное отношение в сфере государственного управления является управленческим, регулируемым административным правом. Здесь могут возникать гражданские, трудовые, финансовые, земельные и другие отношения.

Общественные отношения, регулируемые гражданским правом, также могут быть основаны на властном подчинении одной стороны другой, например, хозяйственных товариществ и обществ с дочерними обществами. Однако в отличие от управленческих отношений, регулируемых административным правом, их стороны выступают в качестве субъектов гражданского права и преследуют гражданско-правовые последствия, связанные с: участием в гражданском обороте.

3. Необходимо особо подчеркнуть, что управленческие отношения представляют собой вид организационных отношений, ибо в сфере государственного управления также возникают организационные отношения по поводу реализации гражданской правоспособности юридических лиц (при заключении и исполнении договоров ит.д.), трудовых отношений (при заключении коллективных договоров, наборе работников и т.д.), самоорганизации законодательных (представительных), судебных органов и т.п. Особый организационный характер управленческих отношений определяется тем, что они возникают в связи с осуществлением функций управления. Он определяет сущность управленческих отношений, являющихся преобладающими в сфере управления.

Управленческие отношения могут возникать по поводу имущества, более того, весьма часто являются одновременно имущественными (при создании унитарных предприятий, передаче объектов государственной собственности от одного собственника другому и т.д.). Однако они не приобретают при этом, подобно гражданским, эквивалентно-возмездный характер, не имеют денежного выражения и не подлежат денежной оценке. Предусмотренная в некоторых случаях плата за совершаемые органами публичной власти действия (мероприятия) не является обычно следствием гражданско-правовых сделок, а есть результат односторонних властных решений и выражается в возмещении тех или иных затрат в виде сборов, пошлин (за регистрацию юридических лиц, автотранспортных средств и т.п.). Объектом управленческих отношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой, не может быть оказание государственных услуг властного характера.

4. Характер конкретных управленческих отношений зависит от многих факторов, в том числе от целей деятельности субъектов, избранных способов их достижения. Хотя и частной, но яркой иллюстрацией этого могут служить отношения с участием судебных приставов и судебных, приставов-исполнителей. Первые действуют подобно тому, как и должностные лица, выполняющие функции по охране многих других конкретных, в том числе и режимных, объектов. Они обеспечивают соблюдение относящихся к ним правил и при необходимости вступают в отношения с друга ми субъектами. Приставы-исполнители сосредоточены на обеспечении практического исполнения судебных исполнительных листов в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве и о судебных приставах. В их отношениях нередко присутствует элемент принудительного воздействия на лиц, добровольно не выполняющих судебные решения.

5. По сфере возникновения различают управленческие отношения, ограниченные рамками каждого органа государственного управления (внутренние управленческие отношения), и отношения этих органов с их объектами (объектами-субъектами) управления (внешние управленческие отношения).

Внешние управленческие отношения характеризуются множественностью видов их субъектов. Каждый вид отличается от другого вида по своей природе, назначению, правовому положению. Под этим углом зрения могут быть выделены их подвиды. Например, Правительство РФ и федеральные министерства. Этим определяется множественность вариантов управленческих отношений между их субъектами. Наиболее типичные из них могут быть объединены в следующие группы.

I. Органов государственного управления с:

  1. физическими лицами, прежде всего гражданами РФ, а также иностранными гражданами и лицами без гражданства;
  2. государственными и негосударственными организациями различных видов и форм собственности;
  3. другими органами управления между собой как по вертикали, так и по горизонтали;
  4. государственными служащими;
  5. исполнительными органами муниципальных образований;
  6. муниципальными предприятиями, учреждениями и организациями;
  7. муниципальными служащими.

II. Государственных служащих между собой и муниципальными служащими.

III. Отношения, возникающие в системе местного самоуправления. Традиционное представление, распространенное в специальной литературе, о том, что предметом административного права являются общественные отношения, возникающие в сфере государственного управления, не учитывают того, что особой разновидностью публичного управления в РФ выступает функционирование исполнительной власти в муниципальных образованиях. Вследствие этого здесь возникают общественные отношения, однотипные с государственно-управленческими отношениями, с особенностями, присущими системе местного самоуправления. Основания, сферы и характер возникающих здесь отношений, регулируемых административным правом, определены Федеральным законом от 16 сентября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Их вариантами могут быть отношения органов местного самоуправления с:

  • физическими лицами;
  • муниципальными предприятиями, учреждениями и организациями;
  • муниципальными служащими.

Такого рода отношения могут возникать также между муниципальными служащими.

Однако сфера отношений в системе местного самоуправления, относящихся к предмету административного права, особая: она включает лишь внешние отношения исполнительных органов местного самоуправления (их должностных лиц) с физическими лицами, муниципальными предприятиями и учреждениями, а также иными расположенными на территории муниципальных образований организациями и другими объектами. Самоорганизация системы местного самоуправления находится вне сферы административного права. Она регулируется муниципальным правом.

IV. Управленческие отношения могут возникать также между предприятиями и учреждениями, их должностными лицами, наделенными полномочиями публичной власти, с физическими лицами и их организациями. В литературе данная сфера общественных отношений, относящаяся к предмету административного права, как правило, специально не выделяется. Между тем многие задачи и функции управления смещены именно на уровень предприятий и учреждений, в результате функционирования которых реализуется административная правосубъектность физических лиц и их организаций, например, регистрирующих, надзорных, пограничных, таможенных и др.

Как известно, работа многих предприятий и учреждений непосредственно сопряжена с обеспечением общественного порядка и эксплуатацией объектов повышенной опасности. Поэтому их должностные лица наделяются полномочиями по непосредственному’ применению административною принуждения в случаях и в порядке, установленных нормативными правовыми актами (командиры воздушных кораблей, капитаны морских и речных судов и др.). Такие полномочия нередко предоставляются работникам предприятий и учреждений независимо от форм собственности, поскольку имеют общее назначение — обеспечение общественного порядка и общественной безопасности, хотя основания их реализации и характер применяемых мер устанавливаются с учетом содержания основной деятельности того или иного предприятия и учреждения, например, санитарного надзора, пожарного надзора и т.д.

Достаточно разветвленную систему составляют управленческие отношения, возникающие вследствие внутреннего контроля соблюдения пропускного режима, организуемого самими предприятиями и учреждениями и другими организациями.

V. Предметом административного права прежде всего или главным образом являются общественные отношения, возникающие в процессе позитивной деятельности субъектов управленческого процесса. Однако его нормами всецело регламентируется административная, а в пределах, предусмотренных нормативными правовыми актами, дисциплинарная и материальная ответственность. Возникающие в этих и некоторых других случаях отношения обладают особым характером — относятся к сфере юрисдикции органов государственного управления и имеют правоохранительную направленность. Следовательно, к предмету административного права относятся разнообразные общественные отношения, имеющие как общие, так и специфические черты. Объединяет их то, что в них участвуют субъекты публичной власти, выполняющие административно-правовые полномочия.

VI. К предмету административного права относятся также отношения управленческого характера, возникающие в системе законодательной и судебной власти, прокурорского надзора. Такие отношения возникают преимущественно в связи с формированием в соответствующих органах управленческого аппарата, руководством его деятельностью, а иногда, кроме того, с самим формированием соответствующих органов, например, органов прокуратуры, либо применением мер поощрения и ответственности к их государственным служащим и другим работникам.

Указанные отношения автономны для данных органов и не входят в структуру управленческих отношений, выражающих управление как самостоятельный вид государственной деятельности.

Данное обстоятельство позволяет различать управленческую деятельность в широком смысле в той мере, в какой она свойственна всем государственным и муниципальным органам, и в узком смысле, субъектами которой выступают органы государственного управления и местного самоуправления.

Следовательно, предмет административного права образуют довольно разнообразные общественные отношения, которые не позволяют лаконично определить как данный предмет, исчерпывающе отразив их в нем, так и само административное право. Поэтому прежде, чем определить эти понятия, необходимо ответить на вопрос о том, какие именно общественные отношения составляют основу предмета административного права и какие относятся к нему потому, что являются по своему характеру однородными с образующими его отношениями. Такую основу образуют управленческие отношения, которые возникают в процессе формирования и осуществления организующей деятельности органов государственного управления и органов местного самоуправления, направленной на исполнение законов и основанных на них подзаконных нормативных правовых актов в различных сферах и отраслях российского общества.

С этой точки зрения административное право представляет собой систему правовых норм, регулирующих управленческие отношения, возникающие в процессе формирования и осуществления организующей деятельности органов государственного управления и местного самоуправления по исполнению законов и подзаконных актов в различных сферах и отраслях российского общества.

VII. Весьма важно иметь в виду, что в литературе все настойчивее утверждается мысль о том, что сведение предмета административного права лишь к управленческим отношениям является в известной степени односторонней его трактовкой и не отражает реального объема административно-правового регулирования. В частности, констатируется, что «административное право регулирует не только управленческую деятельность, но и управляемую деятельность.

Пример тому — правила дорожного движения, поведения в общественных местах, торговли, охоты и рыбной ловли, правила, регулирующие преподавание в учебных заведениях, санитарные правила и т.д. Органы управления контролируют соблюдение этих правил и применяют меры государственного принуждения за их нарушение»1Советское административное право. М.: Юридическая литература, 1981.С. 4.. Подчеркивается также, что административное право регулирует не только собственно управленческие отношения, за рамки собственно управленческих отношений выводится установление различных административно-правовых режимов и регламентация некоторых других отношений2См.: Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 87..

Хотя проблема ставится в разных плоскостях, но, по существу, данная точка зрения, как представляется, имеет право на существование.

Возможность выделения управляемой деятельности как объекта административного права вытекает из самой природы публичного управления. Однако это уже иной ракурс административно-правового регулирования, состоящий в его участии в формировании общественных отношений, выражающих виды управляемой деятельности. Участники таких отношений не персонифицированы, в отличие от управленческих отношений, которые возникают между конкретными субъектами в процессе правоисполнительной либо правоприменительной деятельности органов управления либо реализации субъективных прав участников таких отношений. Кроме того, нередко фактическая деятельность людей во исполнение предписаний правовых норм осуществляется вне управленческих отношений, особенно регламентируемая технико-юридическими нормами, например, воплощением в проекте на строительство объекта требований противопожарных, санитарных и других правил.

Регламентацию нормами административного права видов управляемой деятельности можно характеризовать как управленческие отношения в объективном смысле, ибо при этом определяются права и обязанности потенциальных участников отношений, а также отношений субъекта публичного управления к урегулированным таким образом отношениям. Например, к управляемому виду деятельности относится регистрация граждан РФ по месту их пребывания и постоянного места жительства. Непосредственным субъектом, урегулировавшим порядок данного вида деятельности (отношений), является Правительство РФ.

Нормы административного права составляют элемент публичного правопорядка и, следовательно, имеют прямое отношение к регламентации видов управляемой деятельности.

Однако с точки зрения административного права вряд ли можно согласиться с мнением, что все виды деятельности управляемы. Нельзя отвлекаться от гражданского общества, отношения в котором не позволяют публичной власти проникать во все сферы его жизнедеятельности. Отношения здесь регулируются не только правовыми нормами, но и другими социальными нормами.

Имеется также немало административно-правовых норм, которые регулируют отношения, не являющиеся управленческими. Например, нормы-дефиниции, нормы, определяющие круг субъектов, на которых распространяется действие нормативных правовых актов, закрепляющие требования к содержанию фактической деятельности тех или иных работников, и т.п.

Административно-правовая сущность актов применения норм права Константинов А. В.

Константинов Алексей Владимирович /Konstantinov Aleksey Vladimirovich — кандидат юридических наук, преподаватель, кафедра административного права,

Московский университет МВД России имени В. Я. Кикотя, г. Москва

Аннотация: в статье анализируются научно-теоретические взгляды на

правоприменение, с выделением характерных особенностей акта применения норм права.

Ключевые слова: правовой акт, применение права, правоприменение, акты применения норм права, реализация норм права.

Значение нормативно-правовых актов в механизме правового регулирования сводится к выполнению функций закрепленных в них правовых норм. Главным образом правовые нормы обеспечивают введение новых норм, их изменение и отмену, а также действие норм права. Регулирование правоотношений нормами права являются важными, но недостаточными в механизме правового регулирования. В связи с тем, что складывающиеся правовые отношения, как мы выяснили, носят административный (управленческий) характер в данной области, значительную роль здесь играет применение норм права.

Изучение вопросов применения норм права происходит очень продолжительное время в юридической науке. В начале прошлого века изучением вопросов правоприменения занимался Н. М. Коркунов, Е. В. Васьковский, Г. Ф. Шершеневич . Уже тогда были выделены некоторые признаки применения норм права, используемые в современном понимании правоприменения.

Г. Ф. Шершеневич писал, что «применение права есть не что иное, как подведение конкретных бытовых отношений под абстрактные нормы права». А также подчеркнул, что применение норм права может осуществляться не только в юрисдикционной деятельности, но также и в управленческой деятельности . В своем исследовании Г. Ф. Шершеневич не определил круг субъектов, которые могут применять нормы права, но обозначил сферы применения, а также конкретность решаемых дел и вопросов. Васьковский Е. В. определил их как «…фактические обстоятельства данного конкретного случая…» .

В отличие от Г. Ф. Шершеневича, Е. В. Васьковского, Н. М. Коркунов остановился на изучении самого процесса правоприменения, а именно на его стадиях. Он выделял в процессе правоприменения установление фактических обстоятельств дела, выбор нужной нормы, проверку, толкование и т. д. .

В середине века были проведены несколько диссертационных исследований, посвященных правоприменению. В. И. Попова предприняла попытку разграничить процесс реализации закона на «а) исполнение его органами государства, должностными лицами и гражданами; б) применение его органами государства и должностными лицами и в) соблюдение закона гражданами, должностными лицами и органами государства» . Указанные В. И. Поповой формы реализации норм права используется и сейчас.

Л. Д. Воеводин пытался показать различие между применением права, которое осуществляется органами государства, и применением права, осуществляемым гражданами . В отличие от него Э. Б. Атаманова подчеркивает, что применение норм права осуществляется только государством .

Некоторые ученые были не согласны с принятым положением о применении норм права и отождествлением форм реализации норм права на страницах серии журналов «Советское государство и право» .

Характеризуя акты применения норм права, Н. Г. Александров писал: «Акты применения норм права представляют собой совершаемые компетентными государственными органами акты персонификации предписании правовых норм» .

Мнение, признанное большинством ученых, высказавшихся на страницах упомянутого журнала по поводу понятия применения норм права и субъекта правоприменения, в своей работе сформулировал В. М. Денисов. Так применение норм права — это особый способ их реализации, при котором правовые последствия наступают лишь в результате деятельности соответствующих государственных органов .

П. Е. Недбайло не согласился с мнением, что применение норм права может осуществлять только государство. Он писал: «отличие применения правовых норм от их исполнения и соблюдения необходимо проводить по характеру действий государственных учреждений, должностных лиц, общественных организаций и граждан в практике осуществления ими правовых норм, а не по субъектам, из которых одни только применяют право (государственные органы), а другие только исполняют его (граждане). Различие способов реализации правовых норм по субъектам — является искусственным и надуманным» .

А. П. Коренев процесс реализации норм административного права предлагает дифференцировать на 4 формы: а) соблюдение, т. е. воздержание субъекта от совершения действий, запрещенных административно-правовыми нормами (без вступления субъекта в конкретные правовые отношения), б) исполнение — активные правомерные действия субъектов права по выполнению предписаний, содержащихся в нормах административного права; в) использование — добровольное совершение субъектами права правомерных действий, связанных с осуществлением субъективных прав в сфере управления, осуществляемое активным образом; г) применение -деятельность компетентных государственных органов (а по уполномочию государства и общественных организаций), которая специально направлена на претворение предписаний юридических норм в жизнь . Такое выделение форм реализации норм права присутствует и в последующих его трудах .

В более поздних исследованиях по теории правоприменения И. Я. Дюрягин и другие смещают центр внимания с субъекта на характер деятельности. По мнению И. Я. Дюрягина, «сторонники широкого понимания применения норм права фактически допускают смещение значительно отличающих друг от друга распорядительной деятельности государства с соблюдением, исполнением и использованием норм гражданами и оставляют, таким образом, без должного внимания деятельность государственных органов по наделению участников общественных отношений конкретными субъективными правами и возложенных на них юридических обязанностей, без чего государство не в состоянии управлять социалистическим обществом».

Нет пока единого мнения у юристов и о стадиях реализации норм права. Л. С. Явич ограничивает понятие применения лишь принятием решения уполномоченными для этого органами и должностными лицами . С. С. Алексеев и И. Я. Дюрягин считают, что «применение права предполагает, как правило, дальнейшую реализацию предписаний правоприменительного акта, а, следовательно, и правовых норм в форме их соблюдения, исполнения, либо использования, что приводит к

наступлению необходимых материальных и духовных результатов» . А. П. Коренев, различая 5 стадий в процессе реализации права, тем самым разделяет мнение других авторов, которые в содержание правоприменительной деятельности включают действия и по реализации актов применения норм права .

В. Л. Кобалевский писал: «Административные действия делятся на две категории: акты нормативные (указы) и акты индивидуальные (или то же самое, что административные распоряжения)» .

А. Ф. Шебанов считал, что «содержание нормативного акта составляют правовые нормы, т. е. правила поведения, имеющие общий характер… Акт применения нормы права составляет предписание, имеющее уже не общий, а индивидуальноопределенный характер, адресованное конкретному лицу» .

Такой же позиции придерживается Ф. А. Григорьев, называя все ненормативные акты индивидуально-определенными, подразделяя их на: акты применения норм права; индивидуально-юридические акты; акты использования норм права и акты соблюдения норм права .

В этой связи интересным представляется взгляд Д. А. Керимова. Разграничивая понятие нормативного и ненормативного акта, он подчеркивает то обстоятельство, что «граница между нормативными и ненормативными актами весьма подвижна и очень часто недостаточно четко выражена. В нормативных актах нередко содержатся предписания оперативно-исполнительного и правоохранительного порядка, рассчитанные на однократную их реализацию или адресованные конкретноопределенному лицу» .

Наиболее универсальной и доступной к пониманию представляется деление индивидуальных актов, предложенное С. С. Алексеевым. Подразделяя индивидуальные акты, С. С. Алексеев выделил следующие 3 группы: индивидуальные акты-регламентаторы; правообеспечительные акты (акты применения права); акты соблюдения и использования юридических норм .

Вышеизложенные мнения ученых показывают широту разнообразия формулировок и критерий разграничения юридических актов, создавая неопределенность в четком выражении понятия такой правовой категории, как акты применения норм права. Также авторы не смогли определиться с субъектами применения норм права.

На основе выше изложенных мнений ученых можно выделить следующие характерные для акта применения норм права особенности:

— индивидуально-определенный характер акта применения норм права;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— не содержат в себе нормы права, а в свою очередь и не устанавливают, изменяют и (или) прекращают действие их;

— властно-волевой характер акта применения норм права;

— устанавливают, изменяют и (или) прекращают конкретные правоотношения;

— совершаются государственными органами, должностными лицами и уполномоченными на то компетентными органами.

Таким образом, акты применения норм права представляют собой не содержащие в себе нормы права властно-волевые решения государственных органов, должностных лиц и уполномоченных на то компетентных органов по конкретному делу или вопросу.

Указанные особенности акта применения норм права характеризуют правовую природу, сущность и содержание правоприменительной деятельности. Несмотря на то, что некоторые ученые указывают на факультативный (необязательный) характер деятельности по применения норм права в механизме правового регулирования, имеется определенная однородность с содержанием административно-правового регулирования, основными чертами которого будет являться: неравенство сторон правоотношений, с преобладанием прав властвующего субъекта, широкое использование предписаний, обязательных для исполнения .

Административно-правовое регулирование представляет собой взятую в единстве совокупность административно-правовых средств (методов), которые наиболее нормативно-организованы в последовательном воздействии на общественные отношения в соответствии с целями, задачами и функциями государства.

В структуре механизма административно-правового регулирования правоприменительная деятельность и акты применения норм права имеют особый статус и обладают своей спецификой, которая обусловлена: источниками правового регулирования; особым нормотворческим и правоприменительным статусом властвующего субъекта; особенностями области возникновения общественных отношений, возникновение, развитие и прекращение которых осуществляется с соблюдением установленных требований и условий поведения; решаемых властвующим субъектом задач и функций в сфере его полномочий и компетенций.

Литература

1. Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом обществе. М. 1966. 261 с.

2. Васьковский Е. B. Руководство к толкованию и применению законов. М.: Бр. Башмаковы. 1913. 152 с.

3. Денисов А. И. Теория государства и права: Учебник для ВУЗов. М.: Юриздат. 1948. 532 с.

4. Денисов В. М. Понятие правоприменения и правоприменительного акта в советской юридической литературе. М. 1985.

5. КеримовД. А. Кодификация и законодательная техника. М.: Госюриздат. 1962. 104 с.

6. Кобалевский B. Л. Советское административное право: Учебник. Харьков, Юриздат УССР. 1929. 420 с.

7. Коренев А. П. Административное право России. Учебник. Часть 1. М.: МА МВД России. Изд-во «Щит-М». 2000. 306 c.

8. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПБ. 1909. 354 с.

9. Недбайло П. Е. Применение советских правовых норм. М.: Государственное издательство юридической литературы. 1960. 512 с.

10. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права, вып. 4. М.: Бр. Башмаковы. 1912. 805 с.

11. Теория государства и права / Под ред. Н. Г. Александрова. Учебник — 2-е изд. М. 1974. 664 с.

12. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов под. ред. Каревой М. П. Юриздат. 1949. 511 с.

13. Материалы дискуссии о применении норм права. Советское государство и право, 1954. № 4-8; 1955, № 1-3.

14. Алексеев С. С. Дюрягин И. Я. Функции применения права. Правоведение, 1972. №2. С. 25-33.

16. Шебанов А. Ф. Некоторые вопросы теории нормативных актов в связи с систематизацией советского законодательства. «Советское государство и право». 1960. № 7. С. 145-146.

С. 27-69.

18. Атаманова Э. Б. Применение норм Советского социалистического права. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1951.

19. Воеводин Л. Д. Толкование советского социалистического права. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1950.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Григорьев Ф. А. Акты применения норм советского права. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1971.

22. Коренев А. П. Применение норм советского административного права. Дисс. … докт. юрид. наук. М. 1971. 376 с.

24. Студеникин С. С. Административно-правовая норна и ее применение. Дисс. … докт. юрид. наук. М. 1949. 411 с.

Принципы социального государства в Конституции Российской Федерации и российская правовая традиция Лихобабина В. В.

Лихобабина Виктория Владимировна /Likhobabina Viktoriya Vladimirovna — магистрант, кафедра конституционного и муниципального права,

Волгоградский государственный университет, г. Волгоград

Аннотация: в статье рассматривается понятие и становление социального государства в настоящее время и в исторический период XIX-начала XX веков. Определяются критерии социального государства и элементы социальной ответственности в деятельности государства.

Ключевые слова: социальное государство, компоненты социальной

ответственности, либеральные принципы социального государства.

Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, закрепила за нашим государством статус «социального». Конституция создавалась в сложных внутриполитических условиях, после драматических событий, связанных с разрушением прежнего социально-экономического и правового уклада, в обстановке острого социального противостояния. Принципы социального государства, заложенные в Конституции, должны были дать правовые основания для смягчения имевшихся социальных противоречий и для сохранения правовой базы общепринятых социальных гарантий. Вместе с тем они отражали определённую правовую традицию, которая выходила за хронологические рамки советского периода и отражалась ещё в трудах российских правоведов и политических публицистов рубежа XIX-XX веков.

Конституция Российской Федерации сущность социального государства официально определяет достаточно лаконично: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» . Наше государство исходит из простого постулата: наличие у человека тех или иных личных проблем (бедность, болезнь, одиночество, старость и т. д.) является веским основанием для предъявления законных требований к государству, чтобы оно материально и организационно помогло в решении этих проблем. В том числе с помощью хорошо продуманного государственного и социального страхования, организации должного государственного контроля за качеством реализации социальных программ, привлечения к ответственности нерадивых руководителей» .

Акты федеральных органов исполнительной власти

Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственные нормативные акты).

Акты федеральных органов исполнительной власти это нормативные акты министерств, служб, агентств (приказы, инструкции, положения, указания). В соответствии с пунктом 7 статьи 3 ГК РФ «министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами». «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 г. N 51-ФЗ // «Российская газета», N 238-239, 08.12.1994 г.

Однако следует учитывать, что, для того, чтобы акты, затрагивающие права и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер стали обязательными к применению всеми субъектами, т.е. приобрели нормативный характер, необходимо прохождение правовой экспертизы в Министерстве юстиции и их опубликование. Официальное опубликование производится в Бюллетене нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти.

Контроль за правильностью и своевременностью опубликования нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти осуществляет Министерство юстиции Российской Федерации. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу.

Примерами актов федеральных органов исполнительной власти могут служить: Приказ Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства от 13.08.1999 г. № 276 » Об утверждении положения о порядке представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями статей 17 и 18 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» Приказ МАП от 13.08.1999 г. № 276 » Об утверждении положения о порядке представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями статей 17 и 18 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 14.12.1999 N 2001) // «Российская газета», N 92 — 93, 16.05.2000 г. (Приказ) // «Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти», N 1, 03.01.2000 г., Инструкция Министерства юстиции РФ «О порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти» «Инструкция о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти» (утв. Минюстом РФ 19.03.1996 г.) (Зарегистрировано в Минюсте РФ 19.03.1996 г. N 1055) // «Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ», N 6, 1996 г. и др.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *