Ненадлежащий способ защиты права

Дата: 02.08.2013

В соответствии с пунктом 3.1 плана работы Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа на первое полугодие 2013 года проанализирована судебная практика по вопросам, возникающим при определении заявителями способа защиты нарушенного права.

Задачей судопроизводства в арбитражных судах является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (пункт 1 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).

Согласно части 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном этим Кодексом.

Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) закреплено право на судебную защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в статье 12 ГК РФ способами, при этом ГК РФ не ограничивает субъекта в выборе способа защиты нарушенного права.

Граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению, однако избранный лицом способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, и в конечном итоге привести к восстановлению нарушенного права.

Ввиду обширности исследуемой темы хотелось бы остановиться на выборе оптимальных способов защиты нарушенных прав на землю и другое недвижимое имущество.

Так, при возникновении спора, связанного с отказом публичного органа власти в предоставлении в аренду земельного участка, заявитель, права которого нарушены таким отказом, может обратиться в арбитражный суд с заявлением по правилам о признании ненормативных правовых актов, действий (бездействия) этого органа незаконными в порядке, установленном главой 24 АПК РФ, либо предъявить иск о понуждении к заключению соответствующего договора по правилам статьи 445 ГК РФ. При этом выбор способа защиты нарушенного права является прерогативой лица, требующего судебной защиты.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Приморского края с заявлением к департаменту земельных отношений, государственного строительного надзора и контроля в области долевого строительства Приморского края о признании незаконными решений об отказе в предоставлении в аренду земельного участка и об обязании департамента предоставить предпринимателю в аренду земельный участок с кадастровым номером для размещения стоянки автотранспортных средств, и направить предпринимателю договор аренды в течение 1 месяца после вступления решения в законную силу.

Арбитражный суд Приморского края рассмотрел заявленные предпринимателем требования в порядке главы 24 АПК РФ и решением суда от 26.09.2012 оспариваемые решения департамента признал незаконными, как не соответствующие Земельному кодексу РФ, и возложил на департамент обязанность в месячный срок после вступления решения в законную силу рассмотреть обращение предпринимателя.

Суды апелляционной и кассационной инстанций постановлениями от 13.12.2012 и от 25.03.2013 данное решение суда первой инстанции оставили в силе (постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.03.2013 № Ф03-1028/2013).

В другом случае Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, проверяя законность решения Арбитражного суда Приморского края от 28.09.2012, постановления Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2013, которыми были удовлетворены исковые требования открытого акционерного общества об обязании управления лесным хозяйством Приморского края заключить договор аренды лесного участка, поддержал выводы судебных инстанций относительно выбранного истцом способа защиты нарушенного права — путем предъявления иска о понуждении к заключению соответствующего договора по правилам статьи 445 ГК РФ. При этом суд кассационной инстанции сослался на то, что аналогичный подход содержится в пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» (постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.06.2013 № Ф03-2303/2013).

Как видно из приведенных примеров, оба выбранных заявителями способов защиты нарушенного права рассматриваются судами по существу заявленных требований с вынесением соответствующих решений.

Однако, как показывает судебная практика, относительно выбора способа защиты нарушенного права при возникновении спора, связанного с возникновением притязаний на земельный участок, нередки случаи отказа заявителю в удовлетворении его требований именно по мотиву выбора им ненадлежащего способа защиты права.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Республики Мордовия в порядке главы 24 АПК РФ с заявлением к администрации Атюрьевского муниципального района Республики Мордовия о признании недействительными постановлений «О разделе земельного участка» и «О предоставлении земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование».

Руководствуясь статьями 117 и 198 АПК РФ, статьями 11, 11.2, 11.3 и 20 Земельного кодекса РФ, статьей 15 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», суд первой инстанции решением от 17.09.2012 отказал в удовлетворении заявленного требования по мотиву того, что предприниматель пропустил срок на обжалование постановления «О разделе земельного участка», что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления; постановление «О предоставлении земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование» соответствует требованиям земельного законодательства и не нарушает прав и законных интересов предпринимателя.

Первый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 07.02.2013 со ссылкой на ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», совместное постановление от 29.04.2010 Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) счел ошибочным вывод суда первой инстанции о пропуске заявителем срока на обжалование постановления «О разделе земельного участка» и преждевременным вывод об отсутствии нарушения оспариваемыми актами прав и законных интересов предпринимателя. Вместе с тем указал, что предприниматель избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права, поскольку в данном случае имеется спор о праве, который подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

Суд кассационной инстанции согласился с выводом апелляционного суда об избрании заявителем ненадлежащего способа защиты нарушенного права, так как требование заявителя фактически направлено на оспаривание права администрации на спорный земельный участок, а зарегистрированное право может быть оспорено только путем предъявления соответствующего иска.

При этом кассационный суд указал на то, что избрание предпринимателем ненадлежащего способа защиты права не лишает его возможности оспаривать право постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок, если он полагает, что такое право у администрации поселения отсутствует и это нарушает права и законные интересы заявителя (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.05.2013 по делу № A39-1433/2012).

Аналогичные подходы содержатся в постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 11.09.2012 по делу № А43-4843/2012, ФАС Московского округа от 19.03.2013 по делу № А41-25124/11, ФАС Волго-Вятского округа от 04.09.2012 по делу № А11-9513/2011.

Между тем представляется, что избранный судами подход, повлекший отказ в иске по мотиву избрания заявителями ненадлежащего способа защиты нарушенного права, не способствует разрешению возникшего между сторонами спора по существу относительно обоснованности притязаний заявителя на испрашиваемый им земельный участок.

Согласно другому подходу, суд рассматривает заявленные требования исходя из выбранного заявителем способа защиты нарушенного права с вынесением соответствующего решения (постановления ФАС Дальневосточного округа от 13.03.2013 № ФОЗ-162/2013, ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.06.2013 № АЗЗ-12663/2012).

В рамках настоящего обобщения хотелось бы обратить внимание на такой способ защиты нарушенного права, как оспаривание отказа в государственной регистрации права. Если лицо полагает, что государственным регистратором допущены нарушения при осуществлении государственной регистрации права, оно вправе обратиться в суд с заявлением по правилам главы 24 АПК РФ. При этом рассматривая такие споры суды должны учитывать, что принятые по ним решения должны привести к устранению допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя.

Так, постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2013 оставлено без изменения решение Арбитражного суда Приморского края от 10.12.2012 по делу № А51-13371/2012, которым признано незаконным решение Управления Росреестра по Приморскому краю, оформленное письмом от 19.03.2012 № 01/021/2012-22, об отказе в регистрации права постоянного (бессрочного) пользования Учреждения на земельный участок как несоответствующее Земельному кодексу РФ. В порядке восстановления нарушенного права суды обязали регистрирующий орган в двухнедельный срок с момента вступления решения в законную силу повторно рассмотреть заявление Учреждения о регистрации права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, поддерживая вывод судов первой и апелляционной инстанций относительно незаконности принятого Управлением Росреестра по Приморскому краю решения, не согласился с примененным судами способом восстановления нарушенных прав Учреждения.

При этом суд кассационной инстанции руководствовался положениями пунктов 32, 33 Методических рекомендаций по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 01.07.2002 № 184, согласно которым при правовой экспертизе представленных на государственную регистрацию правоустанавливающих документов регистрирующий орган устанавливает все имеющиеся основания для приостановления или отказа в государственной регистрации прав. Итоговым действием по результатам проведенной правовой экспертизы является принятие одного из следующих решений: о государственной регистрации, о приостановлении государственной регистрации, об отказе в государственной регистрации.

В этой связи, учитывая, что решение об отказе в государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования признано незаконным, а иных оснований для отказа в государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования при проведении правовой экспертизы документов не установлено, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что возложение на Управление Росреестра по Приморскому краю обязанности повторно рассмотреть заявление Учреждения о регистрации постоянного (бессрочного) пользования на спорный земельный участок не приведет к устранению допущенного нарушения прав и законных интересов заявителя.

С учетом изложенного, кассационный суд решение от 10.12.2012 и постановление апелляционного суда от 13.03.2013 изменил, возложив на Управление Росреестра по Приморскому краю обязанность в двухнедельный срок с даты принятия постановления осуществить действия по государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования на спорный земельный участок с разрешенным видом использования — под площадку для прогулок и оздоровительных мероприятий на открытом воздухе (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.06.2013 № Ф03-2240/2013).

Также заслуживает внимания такой способ защиты нарушенного права как признание права или обременения отсутствующим.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 52 Постановления 10/22, в случаях, когда запись в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Общественная организация обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к управлению лесным хозяйством Приморского края, обществу с ограниченной ответственностью о признании обременения договора аренды лесного фонда для ведения охотничьего хозяйства, заключенного между ответчиками, отсутствующим.

Решением суда от 23.06.2011, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2011, суды, установив, что запись в ЕГРП об аренде внесена на основании недействительной сделки и нарушает права общественной организации, пришли к выводу о наличии правовых оснований для признания отсутствующим указанного обременения. При этом судами сделан вывод о том, что обращение с настоящим иском является для общественной организации единственным возможным способом защиты ее нарушенных прав.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.10.2011 № Ф03-4673/2011 данные судебные акты оставлены без изменения.

Однако следует принимать во внимание, что иск о признании зарегистрированного права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь тогда, когда нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим гражданским законодательством.

Так, решением Арбитражного суда Хабаровского края от 23.11.2012 по делу № А73-10564/2012, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2013, отказано в удовлетворении иска закрытого акционерное общество «Комсомолка» к Министерству имущественных отношений по Хабаровскому краю, краевому государственному бюджетному образовательному учреждению среднего профессионального образования «Комсомольский-на-Амуре колледж информационных технологий и сервиса» о признании отсутствующими зарегистрированных за Хабаровским краем и КГБОУ СПО «Комсомольский-на-Амуре колледж информационных технологий и сервиса» права собственности и права оперативного управления по мотиву того, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

Поддерживая указанный вывод судов первой и апелляционной инстанций, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа исходил их того, что истец спорным имуществом, права на которое зарегистрированы за ответчиками, фактически не владеет, а в соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 12 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» иск о признании права отсутствующим может быть удовлетворен только в том случае, если он заявлен владеющим лицом, чье право собственности зарегистрировано в ЕГРП. Если же истец не владеет вещью, то его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. При этом удовлетворение такого иска влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и внесение исправлений в ЕГРП (постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.04.2013 №Ф03-1052/2013).

Кроме того, при разрешении споров следует учитывать, что выбранный заявителями способ защиты должен повлечь восстановление прав, которые они считают нарушенными.

Так, по делу № А51-11960/2011 Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций, изложенные в решении от 07.12.2011 и постановлении от 12.03.2012, об отказе в удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае о признании недействительным права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок, предоставленный Дальневосточному отделению Российской академии наук, по мотиву выбора истцом ненадлежащего и не основанного на законе способа защиты права, а также недоказанности наличия и нарушения каких-либо вещных прав истца в отношении всего спорного участка.

Судами установлено, что обществу на праве собственности принадлежат объекты недвижимости, один из которых находится в границах земельного участка, переданного в постоянное (бессрочное) пользование Дальневосточному отделению Российской академии наук.

Полагая, что наличие у Дальневосточного отделения Российской академии наук зарегистрированного права постоянного (бессрочного) пользования спорным участком нарушает права общества на приобретение участка земли как собственника расположенного на нем объекта недвижимости, последнее обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Изучив характер данного спора и установив все фактические обстоятельства дела, суды пришли к выводу об отсутствии таких исключительных обстоятельств, допускающих оспаривание обществом права Дальневосточного отделения Российской академии наук на земельный участок, в связи с чем правомерно отказали в иске ввиду избрания обществом ненадлежащего способа защиты права.

Кроме того, судами отмечено, что истец не обосновал, каким образом наличие прав Дальневосточного отделения Российской академии наук на весь земельный участок препятствует оформлению обществом своих прав на землю (в собственность или в аренду) под принадлежащими ему объектами недвижимости в соответствии со статьями 35, 36 Земельного кодекса РФ и статьей 552 ГК РФ (постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.05.2012 Ф03-1949/2012).

Поскольку многообразие существующих способов защиты нарушенных прав и изменение действующего законодательства придает актуальность данной теме, имеется необходимость ее развития в будущем.

ВЫБОР СПОСОБА ЗАЩИТЫ

Выбор способа защиты права зачастую осуществляется нами по наитию, возможно этим объясняется значительное количество примеров в судебной практике, когда «неправильный» выбор способа защиты приводит к отказу в удовлетворении исковых требований.

В то же время можно выделить ряд критериев, руководствуясь которыми можно проверить, подходит ли данный способ защиты права к имеющейся ситуации и облегчить себе задачу выбора.

Под способом защиты в данной статье будут пониматься материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых осуществляется восстановление нарушенных или оспариваемых прав. А результатом выбора является формулирование предмета иска как материально-правового требования, направленного на защиту Истцом своих нарушенных прав и законных интересов

Для понимания важности правильного выбора способа защиты права следует отметить, что хотя сам выбор является прерогативой Истца, такой выбор может быть поддержан судом и квалицирован как «правильный» только в случае, если он действительно приведет к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса и может быть использован в конкретном случае.

Если истец избрал способ защиты права, не соответствующий нарушению и не обеспечивающий восстановление прав, его требования не могут быть удовлетворены.

Важно также отметить, что целью использования определенного способа защиты всегда является достижение определенного результата, который в обязательном порядке надо четко формулировать для себя, поскольку только определив результат, которого необходимо добиться, можно установить тот способ, которым Истец будет защищать свое нарушенное право. Именно цель обуславливает выбор способа защиты права.

И теория, и судебная практика утверждают, что способ защиты права должен соответствовать

  1. содержанию нарушенного права и спорного правоотношения (какое право было нарушено),
  2. характеру нарушения (имело ли место нарушение или угроза нарушения, какое именно нарушение имело место, возможно ли восстановление права).

Данные подходы помогают сформулировать и критерии для выбора способа защиты:

  • Доступность
  • Приемлемость
  • Целесообразность

ДОСТУПНОСТЬ

Способ защиты права соответствует критерию доступность в следующих случаях:

  1. когда данный способ прямо предусмотрен в ст. 11 ГК РБ,
  2. либо когда данный способ предусмотрен иными актами законодательства.

Можно ли выбрать способ, не предусмотренный ст. 11 ГК или в других актах? Правоприменительная практика избрания лицом иного способа защиты, по сравнению с предусмотренными законами, складывалась по-разному. Длительное время суды (как общие, так и специализированные) достаточно однозначно считали, что суд может защитить право лишь способом, предусмотренным законом. До последнего времени эта позиция была господствующей в судебной практике, и считалось, что перечень не является исчерпывающим только при наличии в законе нормы, в которой бы содержался другой способ защиты. В последнее время ситуация с перечнем способов защиты принципиально изменилась. Ярким примером изменения подходов стала возможность подачи искового заявления о признании договора незаключенным, который прямо не предусмотрен законодательством. Сейчас такие иски стали рассматриваться, что свидетельствует о том, что практика и подходы меняются также как и в РФ и есть вероятность, что, раскачивая лодку, мы придем к новым более гибким подходам судов к новым способам защиты права. Тем не менее, формулируя новый для практики предмет иска, стоит учитывать риски отказа в удовлетворении исковых требований в связи с выбором способа защиты, не предусмотренного законодательством.

Доступность как критерий выбора также стоит учитывать на этапе оценки возможности обращения с таким иском конкретного лица. Иначе суд может отказать в удовлетворении иска как в примере ниже.

Пример

ОАО «Е» подало иск к ООО «У» (банкрот) и КФХ «Н» о признании недействительным договора купли-продажи сельскохозяйственной техники.

Продавец (У) в лице управляющего заключил с покупателем КФХ «Н» договор купли-продажи, согласно которому продано оборудование, в том числе оборудование, которое приобреталось у ООО «Е» по договорам лизинга с последующим выкупом у истца (лизингодателя). Указанная сумма перечислена покупателем на счет продавца по договору.

Истец просил признать договор недействительным в части продажи объектов лизинга на основании ст. 174 ГК. Ответчик ООО «У» иск не признал, указал, что ссылки на ст. 174 ГК неправомерны, не доказаны, истец не имеет права оспаривать сделку.

Согласно ст. 174 ГК сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности либо юридическим лицом, не имеющим специального разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску собственника имущества (учредителя, участника) этого юридического лица или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если другая сторона в сделке знала или в силу акта законодательства обязана была знать о ее неправомерности, но заключила такую сделку умышленно или по неосторожности.

Т.е.. иски о признании договоров недействительными по данному основанию могут быть заявлены только учредителем (участником) юридического лица, действующего при совершении сделки в противоречии с целями его деятельности или не имеющего лицензии на занятие соответствующей деятельностью, государственным органом, осуществляющим контроль за деятельностью такого юридического лица, а также прокурором.

Суд в иске Истцу отказал, т.к. Истец не является участником ООО «У» и не является государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью ООО «У». На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что истец не вправе требовать признания договора купли-продажи недействительным.

ПРИЕМЛЕМОСТЬ

Способ защиты права соответствует критерию приемлемость, когда он соответствует содержанию защищаемого права.

В качестве иллюстрации данного критерия лучше всего подходит ситуация с конкуренцией вещных и обязательственных прав.

К личным (обязательственным) относятся права, вытекающие из договоров и деликтов, (квазиделиктов); к вещным — право собственности, а также права на чужие вещи. Суть дуализма гражданского права, таким образом, заключается в невозможности права существовать одновременно и как вещное, и как обязательственное.У каждого вида права соответственно есть свои способы защиты – вещно-правовые и обязательственно-правовые. К вещно-правовым способам защиты права собственности относятся истребование имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск); требование собственника об устранении нарушения его права, не связанного с лишением владения (негаторный иск); требование собственника о признании его права (иск об исключении имущества из описи).К обязательственно-правовым способам защиты права личной собственности относятся: иски собственников о возврате им имущества, переданного другой стороне по договору; о возмещении имущества в натуре в случае утраты, повреждения его (предоставлении вещи того же рода и качества, исправлении поврежденной вещи); возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора; возмещении внедоговорного вреда, причиненного имуществу, возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества и др.

Вопрос конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых требований при осуществлении защиты права собственности в теории и судебной практике решен в пользу обязательственно-правовых исков, поскольку они основаны на специальных нормах, регулирующих отношения сторон и исключающих действие общего законодательства о собственности. Иными словами, выбора у Истца по сути нет, при наличии между участниками спора договорных или иных обязательственных отношений нельзя предъявлять вещно-правовые требования в защиту своих прав. Считается, что то обстоятельство, что спорное имущество передано собственником по своей воле, исключает возможность виндикации. В случае же, когда лицо, получившее имущество по договору с собственником, не возвращает последнему имущество в порядке, обусловленном договором, на стороне этого лица имеет место незаконное владение. Однако данное обстоятельство, по мнению сторонников недопустимости конкуренции исков, вовсе не означает, что между собственником и его контрагентом прекратились обязательственные отношения по поводу спорного имущества, и путь для виндикации здесь отнюдь не открывается. Поскольку нарушение прав собственника произошло в сфере обязательственных отношений, то и защита (восстановление) нарушенного права должна осуществляться средствами, предусмотренными законом для охраны обязательственных отношений.

Пример

Между тремя предприятиями был заключен договор перевода долга, по которому (ИЧУП) (новый должник) обязалось погасить долг частного унитарного предприятия (ЧУП) (первоначального должника) перед совместным предприятием (СП) (кредитором) в сумме 70 млн.бел.руб.. В тот же день ИЧУП перечислило СП 10 млн.бел.руб. со ссылкой на договор перевода долга.

Новый должник обязался в течение 5 дней с момента подписания договора перевода долга погасить задолженность перед кредитором. При этом было установлено, что, если в течение срока исполнения обязательств новым должником не будет произведен расчет с кредитором в порядке, определенном договором, последний утрачивает силу и стороны возвращаются в первоначальное положение.

По истечении 5 дней с момента подписания договора ИЧУП со ссылкой на договор перевода долга перечислило СП еще 5 млн.бел.руб.

Вместе с тем СП предъявило иск о взыскании с первоначального должника (ЧУП) всех 70 млн.бел.руб., несмотря на полученные 15 млн.бел.руб. по договору перевода долга. Иск был удовлетворен в полном объеме.

В свою очередь ИЧУП обратилось в суд с иском к СП об истребовании из чужого незаконного владения денежных средств в размере 15 млн.бел.руб., ссылаясь на п. 3 ст. 283 ГК.

Истец (ИЧУП) в судебном заседании в подтверждение заявленных требований указал, что поскольку СП (ответчик) получило решение суда о взыскании с ЧУП 70 млн.бел.руб. вместо 55 млн.бел.руб., то оно является недобросовестным приобретателем. Кроме того, в связи с тем что стороны согласовали, что возвращаются в первоначальное положение, если оплата не поступит в 5-дневный срок, то договор утратил силу. Поэтому 45 млн.бел.руб. поступили ответчику не во исполнение договора, т.е. получены незаконно и подлежат взысканию с применением норм п. 3 ст. 283 ГК.

Ответчик иск не признал, т.к. решение экономического суда не доказывает недобросовестности приобретателя по этому делу. Ведь спор по предыдущему делу был между другими лицами, а истец сам перечислил деньги, т.е. они не выбыли из владения истца помимо его воли. Кроме того, поскольку деньги были все же перечислены, хотя и не в 5-дневный срок, они считаются перечисленными во исполнение договора, следовательно, применить виндикацию нельзя. Поэтому ответчик просил в иске отказать.

Суд пришел к следующим выводам:

Выбор способа защиты нарушенного права является прерогативой истца. Будучи таковым, ИЧУП избрало требование об изъятии имущества из чужого незаконного владения.

В соответствии со ст. 282 ГК виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, поскольку данный способ защиты нарушенного права направлен на возврат собственнику именно того имущества, которое выбыло из его владения.

При невозможности выделения конкретного имущества собственника из однородных вещей фактического владельца защита нарушенного права может быть осуществлена с применением иных (не вещно-правовых) способов защиты.

По своей природе деньги относятся к родовым, заменимым и делимым вещам, а денежные знаки истцом не индивидуализированы. Следовательно, применение вещно-правового способа защиты нарушенного права в данном случае ст. 282 ГК не предусмотрено.

Однако тут есть одно исключение из общего правила. В соответствии с п. 3 ст. 283 ГК допускается истребование денег от недобросовестного приобретателя. Заметим, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т.е. он признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана.

Довод истца о недобросовестности приобретателя, основанный на том, что ответчик получил 15 млн.бел.руб. из 70 млн.бел.руб. задолженности и обратился в суд за взысканием всей суммы, не мог служить основанием для признания ответчика недобросовестным приобретателем, поскольку не имеет значения преюдиция по предыдущему делу. Других доводов о недобросовестности приобретателя истец не привел.

Отметим, что нормы п. 3 ст. 283 ГК применяются к правоотношениям об истребовании денежных средств только в случаях, когда они выбыли из владения собственника помимо его воли, например при хищении, присвоении, самовольном завладении. Поскольку истец сам перечислил ответчику деньги, указав в платежном поручении, что они перечислены во исполнение договора перевода долга, то п. 3 ст. 283 ГК в рассматриваемом случае не применим. Кроме того, виндикационный иск применяется, когда права нарушены вне договора.

Суд счел безосновательными утверждения истца о том, что договор перевода долга прекратил свое действие и утратил силу. Напротив, было признано, что данный договор заключен в соответствии с требованиями законодательства, поскольку возможность сторон устанавливать, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до его заключения, определена ст. 395 ГК.

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

Критерий «целесообразность» непосредственно связан с необходимостью соответствия между способом защиты права и допущенным нарушением права, выбранный способ должен восстановить нарушенное право, если же при использовании выбранного способа защиты восстановления не происходит, данный способ не признается правомерным в данном случае.

Именно поэтому на этапе формулирования предмета иска важно осознавать, какого результата Истец хочет добиться при удовлетворении требования и соотносить этот результат с нарушенным правом.

Пример

Истец по договору купли-продажи приобрел изолированное помещение N 1, состоящее из мастерской, кабинета, 3 кладовых, санузла, 2 тамбуров, 5 коридоров по тому же адресу, по которому располагалось изолированное помещение N 2, принадлежавшее на праве собственности ответчику — ООО «М».

Решив, что ООО «М» обязано возместить ему расходы за пользование коридорами, тамбурами, санузлом и электроэнергией в помещении N 1, истец обратился с иском в суд.

Предметом иска являлось требование о взыскании неосновательного обогащения за пользование коридорами, тамбурами и санузлом.

Ответчик против требований возражал, полагая что заявленный истцом размер неосновательного обогащения не основан на законодательстве; истцом не был указан нормативный правовой акт, который позволял бы истцу переложить бремя содержания тамбуров и коридоров на ответчика; между истцом и ответчиком отсутствовали какие-либо договорные отношения.

Суд установил: Истец свободен в выборе способа защиты своего нарушенного права, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты.

Истец в качестве основания возникновения у него права требования с ответчика суммы неосновательного обогащения сослался на то, что в результате пользования ответчиком его тамбурами и коридорами страдали деревянные половые и настенные покрытия, заносился мусор, возникала антисанитарная обстановка и т.д.

Таким образом, в качестве нарушения в данном случае имело место причинение вреда имуществу. Однако Истец требовал компенсации своих расходов на содержание имущества, что является иным способом защиты права.

В пояснениях суду Истец также указал, что не мог позволить себе для защиты своей собственности от незаконного пользования ответчиком перекрыть доступ в принадлежавшие ему тамбуры и коридоры, так как это могло повлечь за собой срыв работы предприятия ответчика, оставление работников без работы и неполучение ими соответствующей заработной платы.

В процессе рассмотрения дела судом было установлено, что у истца имелись иные способы защиты своей собственности, которыми он мог воспользоваться, например, коридорами и тамбурами мог пользоваться только сам, перекрыв к ним доступ, как он это сделал с санузлом.

С решением суда первой инстанции истец не согласился и подал апелляционную жалобу, в которой просил отменить данное решение и принять по делу новое постановление об удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.Исследовав представленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы и против нее, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции счел, что решение суда первой инстанции не подлежало отмене, так как являлось законным и обоснованным.

Безусловно, суды далеко не всегда действуют столь формально, и не всегда неверный выбор способа защиты нарушенного права приводит к отказу в удовлетворении заявленных требований. И, тем не менее, неверный выбор способа защиты влечет существенные правовые риски, которые могут привести к не менее существенным материальным и организационным потерям.

Ольга Николаева, адвокат,

партнер АБ «ВМП Власова, Михель и Партнеры»,

руководитель практики «Разрешение споров»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *