Членовредительство

Членовреди́тельство — намеренное нанесение себе телесного повреждения (например, повреждения конечностей, органов зрения, слуха и т. д.). Наиболее часто встречается членовредительство с целью уклонения от несения военной службы и упоминается в статье 339 УК РФ «Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путём симуляции болезни или иными способами». Членовредительство также часто встречается среди заключённых — для избежания тяжёлой работы или как форма протеста. В XIX веке и ранее было распространено членовредительство с целью уклонения от работы — для ведения нищенского образа жизни, попрошайничества. Нанесения себе болезненных порезов и травм без умысла уклонения от военной службы или избежания тяжёлой работы нередко встречается среди людей, страдающих от психологических проблем и психических расстройств, обычно как реакция на сильные эмоциональные страдания (см. самоповреждение).

Членовредительство с целью уклонения от несения военной службы

Уголовно наказуемо членовредительство с целью уклонения от призыва на действительную военную службу, уклонения военнообязанного от учебных или поверочных сборов, либо уклонения военнослужащего от несения обязанностей военной службы путём причинения вреда своему здоровью. Сюда относится не только непосредственно членовредительство, но также искусственное обострение уже имеющегося заболевания. При этом вред здоровью может быть причинён не самим виновным, а по его просьбе или с его согласия другими лицами, которые отвечают в таком случае как соучастники.

Наиболее распространённый способ членовредительства во время войны — это выстрел себе в руку или в ногу («самостре́л»).

В годы Великой Отечественной войны

По воспоминаниям юриста Якова Айзенштата, служившего секретарём военно-полевого суда Красной Армии, во время Великой Отечественной войны

«самострелы» были частым явлением в пехотных частях, сформированных даже из русских, украинцев, белорусов, но в соединениях, сформированных из азербайджанцев, армян, узбеков, «самострелы» носили каждодневный и массовый характер. Особо частым явлением «самострелы» стали летом 1942 года при отступлении Красной Армии по всему Южному фронту.

Отражение в культуре и искусстве

  • В песне Владимира Высоцкого «Все ушли на фронт» присутствуют такие строки: «…Только с нами был он смел. Высшей мерой наградил его трибунал за самострел…».

См. также

  • Симуляция (юриспруденция)
  • Самоповреждение

Примечания

  1. Яков Исаакович Айзенштат, «Записки секретаря военного трибунала», глава «Членовредительство».

Ссылки

  • Членовредительство — статья из Большой советской энциклопедии.

Членовредительство с помощью острых орудий

Повреждения причиняют орудиями хозяйственно-бытового назначе­ния: топорами, электропилами, поварскими ножами, электромясорубками и т.д. Значительно чаще других применяют топор, которым, как правило, отрубывают пальцы.

Отрубывание пальцев как способ членовредительства известно давно. Наказание за это преступление в европейских государствах существует с середины XVIII столетия. Удар наносят обычно по тыльной поверхности кисти, лежащей на твердой опоре (подкладке) в поперечном или косопопе-речном направлении. При умышленном повреждении кисть руки, палец, пальцы укладываются в выпрямленном положении на твердом предмете. Удар топором в таком положении оставляет ровную линию отруба.

Членовредительство с применением острых орудий наблюдается, как правило, во время выполнения хозяйственно-бытовых, строительных и производственных работ. Основная версия — несчастный случай, с раз­нообразными вариантами, связанными с нанесением сильного удара с од­новременным и неожиданным нарушением координации движений, как правило, без свидетелей.

Случайные повреждения топором единичны, образуются от неумелого обращения с ним и проявляются поверхностными единичными надрубами, проходящими вдоль или косопродольно по отношению к длиннику конечности.

Повреждения топором, причиненные умышленно, множественные, ло­кализуются зигзагообразно на ниже расположенных частях конечностей, чаще на 2—3 пальцах левой кисти или левой стопы (у правши).

Для членовредительства характерно расположение нескольких парал­лельных поперечных или косопоперечных надрубов и одного полного от­руба, локализующихся обычно на тыльной поверхности кисти или стопы, перчаток или обуви, опасное положение конечности на разрубаемом пред­мете, несоответствие положения конечности характеру выполняемой рабо­ты, ступенеобразная локализация плоскости отрубов нескольких пальцев, указывающая на отрубы каждого пальца отдельно, наличие двух неповреж­денных пальцев по обе стороны от отрубленного пальца. И наоборот наличие отрубленных пальцев, прилежащих к неповрежденному, несоот­ветствие локализации, уровня и направления длинников повреждений на обуви и стопе (либо на перчатке и кисти) свидетельствует о разновремен­ном разрубе двумя ударами; нереальность версии о полном отрубе пальца, не находящегося на твердой опоре. Невозможность отруба пальца на весу доказана математическими расчетами и экспериментально. Нереальность версии о полном отрубе пальца падающим с небольшой высоты острым лезвием топора доказывают недостаточной силой удара, а с большой — смещением центра тяжести топора к обуху, в связи с чем удар наносит не острая (лезвие), а тупая деталь топора. Наличие в ране признаков действия рубящего и тупого орудия травмы, а также тяжелых повреждений у дипло­мированных специалистов, полученных ими во время выполнения профес­сиональных работ, в том числе и на специальных механизмах, исключает возможность возникновения повреждений подсознательно, так как в про­цессе обучения у них вырабатывается динамический стереотип, преду­сматривающий соблюдение правил техники безопасности.

Членовредительство с помощью огнестрельного оружия и взрывных устройств

Членовредительство с помощью огнестрельного оружия и взрывных устройств чаще наблюдается у лиц, находящихся на воинской службе и работающих со взрывными устройствами.

В воинских контингентах обычно используют длинно- или коротко­ствольное ручное огнестрельное оружие. Повреждения, как правило, при­чиняются на посту, в караульном помещении, на стрельбище, во время чистки оружия, чаще без свидетелей, изредка при них или в присутствии сообщника, который способствует или сам наносит повреждения.

Чаще всего пострадавшие объясняют случившееся несчастным случа­ем при обращении с оружием, отражением нападения на пост, ранением в бою неприятельской пулей или осколком, попыткой самоубийства.

С целью устранения возможного попадания на кожу или одежду факто­ров близкого выстрела стреляют с неблизкой дистанции, прочно укрепляя оружие в развилке дерева, расщелине, между камнями на расстоянии 1,5— 2 м от поражаемой конечности. Выстрел производят с помощью привязан­ного к спусковому крючку шпагата, переброшенного через фиксированный предмет, и натягивания его за свободный конец. Редко привлекают соучаст­ника, который стреляет с дистанции 2—3 м в конечность.

Для исключения поражающего действия факторов близкого выстрела используют различного рода прокладки, поглотители, которые помещают между дульным срезом и поверхностью поражаемой конечности. Значи­тельные разрывы кожи и одежды, свидетельствующие о выстреле в упор при полном отсутствии наложений копоти по краям ран и в раневом канале с наличием в нем частиц прокладки, позволяют заподозрить членовреди­тельство. Установление признаков выстрела в упор или с близкой дистан­ции, частиц прокладки в ране; доступной локализации входной огнестрель­ной раны и дистанции выстрела (от упора до 15—20 см), раневого канала; отсутствие у пострадавшего физических недостатков, пороков развития и заболеваний, мешающих произвести выстрел, объективно установленное изаимоположение поврежденной части тела и оружия; тенденция не причи­нять себе тяжелых или тем более опасных для жизни повреждений, позво­ляет полагать о членовредительстве.

У членовредителей типичны расположение повреждений в областях, доступных действию собственной руки на пальцах, кистях, стопах, реже — на предплечьях, голенях, бедрах, плечах, и направление раневых каналов.

При выстреле в упор или с близкого расстояния, в зависимости от толщины и плотности, поглотители могут задерживать копоть и зерна пороха, принимая на себя механическое действие газов.

Однако, какой бы плотной такая прокладка ни была, полностью задер­жать на себе следы близкого выстрела она обычно не может. Поэтому частицы копоти и пороховые зерна проникают в рану и в глубину раневого канала.

Членовредитель выбирает наиболее безопасные участки ладонной поверхности кисти: межпальцевые складки, межпястные промежутки, осо­бенно первый, а также пальцы и область тенора. Для пулевого поражения извне, особенно в рабочем положении кисти, когда пальцы согнуты и ладонь соприкасается с тем или иным предметом, характерно располо­жение входных отверстий на тыльных поверхностях, а не на ладонных.

Направление раневых каналов чаще всего обусловливается взаимоотно­шением поврежденной части тела и оружия в момент выстрела, когда тому и другому придается наиболее естественное и удобное положение для беспрепятственного выстрела. В этой связи на конечностях раневые кана­лы направлены как бы «от себя», вниз.

При осмотре пострадавшего во время оказания первой помощи необхо­димо обратить внимание на окопчение кистей и лица, маленькие брызги Крови на кистях, дульном конце ствола оружия, свидетельствующие о вы­стреле с близкой дистанции, а наличие их в канале ствола, на наружных поверхностях оружия и кистях указывает на выстрел в упор. До первого объяснения следователь должен попросить медицинский персонал ввести марлевые тампоны в носовые ходы для выявления копоти выстрела.

Одежда, обувь и повязки, снятые при подготовке к операции, должны быть высушены, а удаленные во время операции края раны и стенки раневого канала — законсервированы 10% раствором формалина или спиртом, сохранены и переданы следователю, который направит их для дальнейшего исследования эксперту с целью выявления частиц прокладки и установле­ния ее характера.

Исследование краев отверстий, особенно в ближайшее время после ранения, позволяет установить ряд ценных признаков для распознавания входных отверстий и близкого выстрела. В диагностике могут быть исполь­зованы наряду с ободками осаднения и обтирания следы травмирующего влияния газов, порошинок, прокладок и одежды на края входных отвер­стий: круговая отслойка лоскутов кожи по краям раны, размозжение и разрывы их вершин; расслоение утолщенной ороговевшей кожи ладоней и подошв на дерму и эпидермис с радиальными его разрывами; характер­ные мелкофестончатые повреждения краев отверстий дробью; осаднение одеждой и прокладками краев раны и кожных покровов вблизи входных отверстий; кровоподтеки у краев входных ран за счет ушибающего дей­ствия пороховых газов, одежды и прокладок.

Иногда следы близкого выстрела могут симулировать загрязнения кожи, повреждения мельчайшими осколками стекла в случаях прохожде­ния пули через стекла, повреждения пристрелочно-зажигательными пуля­ми и пулями с термическими включениями, рикошет пуль от камня, про­хождение пули через плотный слой земли или через плотные преграды с образованием рваных входных отверстий, как от выстрелов в упор.

Изредка при выстреле с неблизкого расстояния под повязкой на кистях вследствие отека и мацерации могут образоваться разрывы эпидермиса, проходящие вдоль естественных складок кожи, напоминающие поврежде­ния от выстрела с близкого расстояния и в упор.

Умышленные самоповреждения, образовавшиеся в результате взрыва, возникают в момент взрыва запалов гранат, взрывателей мин, детонаторов. У таких пострадавших повреждения локализуются на ниже расположен­ных частях конечностей, изолированы, что объясняется укрытием непора­женной поверхности тела за надежными преградами.

Повреждения, нанесенные взрывом запала, чаще всего локализуются на кистях, причем чаще травмируется одна кисть. Изредка ранения кисти сочетаются с повреждениями частей тела, которые ближе всего находятся к запалу в момент его взрыва (лицо, шея, предплечье и др.). Эти сопутству­ющие ранения допускаются по явной неосторожности, в спешке или от недооценки ранящих свойств запала в момент взрыва.

На кисти повреждения чаще всего захватывают пястье и пальцы, ре­же — только пальцы или пястье. Среди повреждений пальцев чаще наблю­даются отрывы или рваные раны первых трех пальцев в различной комби­нации. На пясти осколочные ранения запалом множественны, располага­ются по всей ладони, более густо группируясь у локтевого или лучевого края ладони. По расположению повреждений можно высказаться о положе­нии капсюля-детонатора запала в сжимавшей его кисти, а также о положе­нии расправленной кисти по отношению к торцовой или боковой поверх­ности капсюля-детонатора.

От торцовой поверхности капсюля-детонатора запала осколки летят в виде конуса, от боковой поверхности — разлетаются, образуя со всех сторон запала на мишенях большое количество мелких пробоин в виде полос. Осколки запала почти не попадают в сторону воспламеняющего его механизма. Их повреждающее действие на кожу человека сохраняется на дистанции взрыва до 30 см. Ткани одежды могут пробиваться на расстоя­нии до 1 м.

Прокладки поглощают часть разрывного действия газов, ограничивают разлет осколков, резко сокращают число осколочных ран и ссадин, значи­тельно уменьшают интенсивность и распространение копоти.

Учет перечисленных особенностей позволяет избежать ошибочных вы­водов.

Эксперт, проводящий экспертизу, должен быть знаком с образцами за­палов, их устройством и механизмом действия с картиной ранения, уметь правильно оценить обстоятельства дела или версию подозреваемого о ра­нении путем сопоставления ее с объективной картиной повреждения.

Сопоставление положения запала с положением поврежденных обла­стей тела в момент ранения (по рассказу и показу освидетельствуемого) позволит воспроизвести картину ранения.

Членовредительство с помощью транспортных средств и тупых предметов

Такие случаи членовредительства редки. Наиболее частая версия в мир­ное время — несчастный случай.

Один из немногих и недостаточно надежных признаков умышленного нанесения самоповреждений тупыми предметами и транспортными сред­ствами — это изолированный характер травмы при полном отсутствии по­вреждений и загрязнений на других частях тела и одежде пострадавшего.

В случаях причинения повреждений рельсовым транспортом выдвига­ют версию: несчастный случай в момент падения во время посадки в вагон щи при падении с подножки вагона, сопровождающегося попаданием под колесо рельсового транспорта кисти или стопы. Решение вопроса о воз­можности получения повреждений в условиях, на которые ссылается подо­зреваемый, довольно сложно.

При такой версии повреждения тяжелые, а иногда даже смертельные, так как под колесо могут попадать более проксимальные отделы конечно­стей и падение обычно сопровождается ударом о дорожное покрытие, детали вагонов, путевые сооружения.

Изредка попадание конечности под колесо объясняют головокружени­ем во время ходьбы или стояния рядом с движущимся поездом, задеванием чем-либо и падением. Падение на ровном месте не сопровождается разве­дением рук в стороны, а сопровождается выставлением рук вперед по направлению падения. От удара боковыми стенками вагона, выступающи­ми на значительное расстояние в сторону, повреждений колесами обычно не бывает, так как человек, получив вращательное движение, падает в сторону, не достигая рельс руками.

Для установления истинного характера происшествия эксперту необхо­димы данные о рельефе местности, профиле пути, устройстве вагона и его габаритах, расстояния от конца вагона до колес, расстояния между коле­сами, о ширине навеса вагона, высоте ступенек лесенки тамбура над бал­ластом пути, расположении поручней тамбура, положении тела и повре­жденной конечности, наличии одежды и обуви в момент получения повреждений и т.д. Эти данные необходимо сопоставить с ростом и разме­рами конечностей потерпевшего, а также произвести следственный показ.

Членовредительство путем обездвиживания

Обездвиживания вызывают длительной (более месяца) иммобилизаци­ей конечности, вызывающей вторичную контрактуру с некоторой атрофией мышц и явлениями остеопороза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *