Нецензурная лексика в СМИ и рекламе: теория и практика

РАСПОЗНАВАНИЕ НЕЦЕНЗУРНОЙ ЛЕКСИКИ В СМИ С УЧЕТОМ МАСКИРОВКИ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2017

Панова Алина Николаевна,
Южный Федеральный Университет, магистрант 2 курса (г. Ростов-на-Дону, Россия)

РАСПОЗНАВАНИЕ НЕЦЕНЗУРНОЙ ЛЕКСИКИ В СМИ С УЧЕТОМ МАСКИРОВКИ

В современном мире остро стоит вопрос о защите от информации, причиняющий вред здоровью и развитию ребенка, защите нравственности и т.д. Именно поэтому 5 апреля 2013 года был принят Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ) и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях «Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации». Положения Федерального закона № 34-ФЗ расширили показатели злоупотребления свободой слова (абз. 1 ст. 4 Закона о СМИ). В них было включено использование СМИ для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. Соответствующие изменения были также внесены в КоАП РФ. Согласно поправкам, нарушителю закона будет грозить штраф (для граждан – от двух тысяч до трех тысяч рублей; для должностных лиц – от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей; для юридических лиц – от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей) с конфискацией предмета административного правонарушения.

Необходимо отметить, что ранее ограничения на распространение содержащей нецензурную брань информации среди несовершеннолетних были определены Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Указанным законом были установлены основные меры по обеспечению информационной безопасности детей. Помимо этого, использование обсценной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». П. 9 ч. 1 ст. 3 данного правового акта предписывает запрет на использование лексики, не соответствующей нормам русского языка. Однако в Федеральном законе предусмотрено исключение. Единственное «отступление» можно совершить в ситуациях, когда ненормативные выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Законодательство установило санкции для нарушителей, но при этом не обозначило, что входит в понятие «нецензурная брань». Роскомнадзор сделал попытку внести ясность в этот вопрос, разместив на своем официальном сайте Рекомендации по применению Федерального закона от 05.04.2013 №34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Этот документ должен был дать ориентиры относительно нецензурной лексики в СМИ.

Роскомнадзор отмечает, что единого перечня нецензурных слов не существует. Однако есть мнение специалистов, которые к брани относят четыре общеизвестных слова, начинающиеся на буквы «х», «п», «е» и «б»:

  1. нецензурное обозначение мужского полового органа,
  2. нецензурное обозначение женского полового органа,
  3. нецензурное обозначение процесса совокупления,
  4. нецензурное обозначение женщины распутного поведения.

В список нецензурной лексики также входят все, образованные от перечисленных выше слов, языковые единицы. Указанные слова будут недопустимы как от лица редакторского состава, так и в комментариях посетителей сайтов СМИ. Если они будут выявлены контролирующим органом, то редакцию ждет предупреждение.

После второго (и более) предупреждения Федеральная служба вправе подать иск об аннулировании лицензии СМИ. Перед официальным предупреждением Роскомнадзор будет выносить предписание об удалении мата из статьи или комментариев пользователей того или иного издания.

Контролирующий орган обращает внимание на то, что в материалах СМИ также недопустимо использование ненормативной лексики. Этот запрет установлен требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» и Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Важно отметить, что Федеральная служба не считает нарушением закона использование нецензурной лексики в прямом эфире теле- и радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее, что именно скажет приглашенный в студию гость либо замаскировать ненормативную лексику. При этом контролирующим органом подчеркивается, что редакция берет на себя ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями.

В отношении интернет-изданий действует аналогичное правило. Сам факт размещения пользователем нецензурного комментария на портале или в блоге нарушением, по мнению Федеральной службы, не является. Однако в этом случае сетевое издание обязано по представлению Роскомнадзора удалить такой комментарий или отредактировать его. В противном случае выносится предупреждение в адрес редакции и учредителя СМИ.

Роскомнадзор в рамках Рекомендаций предоставил список словарей и пособий, которые помогут установить факт использования непечатных слов и выражений. Помимо этого, контролирующий орган вводит понятие «маскировки нецензурных слов».

С началом применения поправок возникли спорные вопросы по поводу трактовки некоторых положений Закона о СМИ в новой редакции. Так, после вступления нововведений в силу Роскомнадзор подчеркнул в размещенных на своем сайте Рекомендациях, что выявление иностранных бранных слов и выражений не является основанием для привлечения к ответственности редакции СМИ. Кроме того, федеральная служба указало на невозможность создания полного перечня средств маскировки нецензурной брани. Роскомнадзор допускает употребление ненормативной лексики в случае, если она «качественно» замаскирована.

Вместе с тем, на практике ведомство выносит предупреждения и привлекает к ответственности за использование именно таких приемов. Например, в одном из сообщений об итогах мониторинга СМИ на предмет соблюдения требований ст. 4 Закона о СМИ в части недопущения использования в публикациях нецензурной брани Роскомнадзор отметил: «В ряде печатных и сетевых изданий распространение нецензурной брани осуществляется в завуалированной форме (пропуск букв в середине или в конце слова, замена их на точки или звездочки и т.д.)» (Курцев, 2013).

Как говорилось выше, контролирующий орган не выделяет точного списка допустимых средств маскировки. Однако представляется возможным обозначить основные, наиболее часто используемые способы маскировки:

Интернет-СМИ в силу специфики сетевой журналистики и особенно за счет комментариев пользователей наиболее часто используют нецензурную или ненормативную лексику. На сегодняшний день практически невозможно найти случаи употребления непечатных слов и выражений в чистом виде, без маскировки.

Журналисты используют нецензурные слова завуалированно, например, с помощью схожих по звучанию/написанию слов. Такое средство маскировки встречается в основном не в материалах СМИ, а в работах рекламных агентств. Однако пользователи Интернет-порталов проявляют креативность и также пользуются указанным методом:

«Посмотрел и ужаснулся — Всёпросралиполимеры, пилять!» (пользователь «Сделано у нас»)

«Грацио, блеать – теперь одна из моих любимых фраз» (пользователь «sports.ru»)

Комментаторы сетевых СМИ, желающие завуалировать нецензурную и ненормативную лексику довольно часто используют различные знаки. В ход идут все символы, которые предоставляет стандартная клавиатурная раскладка:

«Да не выступлений Навального власть боится, его выступления по сути пусты, в них нет программы действий. В них только призыв «Нужно бороться с коррупцией» и обещание бороться, без какой либо конкретики, как, в какие сроки и т.д. Кто-то во власти, случайно попавший туда сообразительный, догадался, что подросло поколение (2000 и позже г.р.) у которых нет будущего, обречённое на нищенское существование, и это поколение, при умелой обработке, в стремлении к потреб***ству (которое сама же недовласть и культивировала в нём) сметёт всех и вся. Навальный догадался или ему подсказали об этом гораздо раньше. Власть боится не Навального, а детей, которых лишила будущего.» (пользователь «161.ru»)

«заааааасвальтируйте переулки ростова и@@@@ты!!!!!!!!!!!!!!» (пользователь «161.ru»)

«Бог создал мужчину и женщину……….пи#ор — это «отклонение» от мужчины — оно не мужчина и не женщина …..вернуть статью о гомосексуализме в УК и пусть пи#оры БАМ по новой строят……а провокатора колю алексеева просто расстрелять …..пусть он своих детей между собой «женит»….» (пользователь «Donnews»)

При этом, комментаторы оставляют за собой выбор, сколько букв в слове маскировать знаками. Их выбор колеблется от одной буквы до целого слова:

«На одного поехавшего пропаганд*на меньше» (пользователь «Donnews»)

«возможно….но на всякую хитрую ???опу, с лабиринтом, есть нечто с путеводителем» (пользователь «161.ru»)

«Вы представьте, как финансируется это все. Да почти никак. Больница в жопе, так как денег нет, — и их же еще наказали на четвертак за просроченную перекись водорода и проч. х—-ню. Пациентов жалко, но блин и главврач ничего сделать не может.» (пользователь «Donnews»)

«Куда смотрит атаман Витька Гончаров, //// заполонили пол области, а он в сельское хозяйство ударился, надои видите ли увеличивает!» (пользователь «Donnews»)

Менее популярным средством маскировки нецензурных слов является пропуск букв:

«Н-да, «…было, но все…уёвые…потом, говорила она, приехали новые, уже нормальные». Никаких новых никогда «потом» не приехало — неоткуда им было взяться, — такие, как «бабушка» всех в годы
оккупации извели.» (пользователь «Newsland»)

Однако среди пользователей различных Интернет-сообществ по интересам (спорт, автомобили и т.д.) этот метод маскировки можно назвать распространённым:

«У тебя будет возможность сделать ПЗДЦ этой конторе на Олимпиаде.мы поймем…» (пользователь «Sport-42»)

«Решил научиться тонировать сам. Пздц)» (пользователь «Drive2.ru»)

Пользователи сетевых изданий, чтобы замаскировать нецензурную брань, прибегают к эвфемизмам:

«Офигеть, неужели у Ростова всё так невнятно с «известными болельщиками»?)» (пользователь «СпортЭкспресс»)

«»Вы поймите, что рядовому бойцу платят всего 15 тысяч рублей. Разве это наемник?» Афигеть, какое объяснение! Всё равно, что «Он забрал всего лишь 5000 руб.- разве это ограбление?». Любой россиянин, воюющий за пределами страны без согласия гос.органов, тем более, в иностранной армии- наёмник, и неважно, за какие деньги! Есть соответствующая статья в УК РФ. Кстати, они же типа родину защищают, все ж местные шахтёры, неужели за деньги!!!» (пользователь «161.ru»)

Слова такого рода определенно не относятся к нецензурной брани, однако носят крайне разговорный характер. Эвфемизмы нецензурных слов, таким образом, стоит отнести к ненормативной лексике. Этот пласт русского языка в соответствии с ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» и ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» недопустим в материалах СМИ.

В данной ситуации встает вопрос о степени зашифрованности нецензурных слов. Однозначно можно утверждать, что не все бранные слова и выражения замаскированы достаточно хорошо:

«ну о*уеть бл*ть!!!! по хорошему предлагали! а завтра ко мне придут и скажут «продай почку по хорошему, ато нах*р убьем»!!!!!! скоро уже просто из домов будут выкидывать или на улице расстреливать! что за бл**ский беспредел!хоть на что-то в этой стране ее граждане могут рассчитывать? или может нам сразу всю зарплату и жилье сдать мр*зям, ворам и подонкам и сдохнуть?» (пользователь «Donday»)

«А#уеть…это просто пи#дец! Вот так поедешь на юг с семьей…» (пользователь «Drive2.ru»)

«Говна въ..бал что ли?» (пользователь «sports.ru»)

«Вот верно. Добавлю только, что не просто в стремлении к потребл-ству, но еще и выращенное в убежденности, что им все должны и они имеют право требовать и истерить, ничего не делая взамен…» (пользователь «161.ru»)

Такого рода маскировка совсем не скрывает матерные слова. Каждое завуалированное пользователем слово абсолютно читабельно, а значит редакция портала расценивается как нарушитель.

Спорные вопросы возникают, когда степень зашифрованности нецензурных слов выше, чем в приведенных ранее примерах:

«Гагарин долетался, Говорун до…..ся» (пользователь «161.ru»)

Восполнить слово недостающими буквами несложно. Однако у одних людей слово получится цензурным, у других – нет. В данном случае помогает контекст. Благодаря нему становится ясно, что в приведенном комментарии пользователя употреблено нецензурное слово. Является ли данный случай нарушением – вопрос.

Такая же проблема возникает при рассмотрении следующих комментариев, в содержании которых имеются завуалированные нецензурные слова, схожие по степени маскировки с предыдущим примером:

«Плевать нам на дула НАТО, эти байки пугалки оставьте для д***лов.» (пользователь «161.ru»)

«законы нарушаются уб***ками, при попустительстве или указке других.» (пользователь «161.ru»)

«Я реально рад проигрышу сборной.Так им и надо этим зажравшимся миллионерам.И за нас,болельщиков стыдно,что еще продолжаем болеть за этих ….ерастов.» (пользователь «sport-express.ru»)

Замаскированное слово в каждом комментарии легко восстанавливается с помощью контекста.

Больше неясности возникает в ситуации, когда зашифровано почти все слово:

«…Наоборот — предоставить ему Театралку, обьявить в СМИ. Пусть обс***тся перед большим количеством Ростовчан !» (пользователь «161.ru»)

или слово целиком:

«К своему глубочайшему сожалению сталкивалась с этой ////. Кроме толкания красивых речей на камеру о низком проценте безработицы, презрения к безработным и бумагомарательства ни на что не способен. А от слов про востребованность рабочих специальностей уже тошнит. Центр занятости только рабочих что ли трудоустраивает?Что делать людям, у которых хватило интеллекта учиться в ВУЗах? Да еще в таком количестве, понаклепали чуть ли не на каждом углу коммерческие конторы, которые выпускают никому ненужных экономистов, юристов, менеджеров…» (пользователь «Donnews»)

«Наш с тобой спор окончится моим баном. Спор будет долгим и жарким, в результате спора я даже на миллиметр не смогу тебя подвинуть, ты как ***** будешь стоять на своем и не видеть очевидного. Я всё это уже много раз проходил и не хочу повторений, устал. Поэтому спора не будет. Сходи, посмотри, не замироточил ли там опять памятник Николаю?» (пользователь «Сделано у нас»)

Практически невозможно доказать или опровергнуть наличие нецензурной брани в такого рода случаях. Неизвестно, хотел ли автор высказывания зашифровать именно бранное слово или ненормативное. Существует вероятность того, что он всего лишь перестраховался и завуалировал слово, чтобы исключить возможность нарушения закона.

В отношении степени зашифрованности нецензурной брани Роскомнадзор не предоставляет конкретных указаний: «необходимо установить, насколько однозначно можно установить нецензурное слово в контексте фразы». Такая инструкция от контролирующего органа дает обширное поле для субъективных трактовок. Исходя из нечетких установок федерального органа, можно утверждать тот факт, что на сегодняшний день регулирование деятельности СМИ в регионах зависит сугубо от мировоззрения и миропонимания конкретного чиновника-исполнителя и привлеченных экспертов.

Список литературы:

  1. Андрей Курцев. Роскомнадзор отгадывает слова по звездочкам и находит ругательства // Rusbase . – Электрон. журн. – 2013. – Режим доступа: https://rb.ru/article/roskomnadzor-otgadyvaet-slova-po-zvezdochkam-i-nahodit-rugatelstva/7167797.html
  2. Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» . – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144614/
  3. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» . – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1511/
  4. Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» . – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108808/
  5. Федеральный закон от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» . – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_53749/
  6. Рекомендации по применению Федерального закона от 05.04.2013 №34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» . – Режим доступа: http://53.rkn.gov.ru/docs/53/Rekomendacii_po_primeneniju_zakona_o_necenzurnoj_brani1.doc

«Нечего на зеркало пенять…»

Виноваты ли СМИ в распространении ненормативной лексики. Исследование Public.ru

9 апреля 2013 года

Закон «Об административной ответственности за изготовление или распространение продукции средств массовой информации, содержащей нецензурную брань», стремительно принят в трех чтениях Госдумой, 27 марта 2013 года утвержден Советом Федерации, и 08 апреля подписан президентом РФ. Согласно новому акту штраф для граждан составит от 2 тыс. до 3 тыс. руб., для должностных лиц — от 5 тыс. до 20 тыс. руб., для юридических лиц — от 20 тыс. до 200 тыс. руб. Сам предмет административного правонарушения подлежит конфискации. Как пояснил один из авторов законопроекта Сергей Железняк, в случае печатного СМИ речь пойдет о конфискации тиража издания. В случае интернет-СМИ конфисковать предполагается носители информации.

Есть ли поводы для столь высоких штрафов, как обстоят дела с ненормативной лексикой в публикациях столичных и региональных изданий, и кто именно должен нести ответственность за распространение «нецензурной брани» изучила с помощью собственной системы медиапоиска и анализа СМИ компания Public.ru.

В качестве поисковых фраз в исследовании использовались самые популярные табуированные формы четырех слов, обозначающих: женщин «легкого поведения», мужские и женские репродуктивные органы и нецензурное обозначение акта любви. Учитывались публикации за период с января 2010 по апрель 2013 года из фондов Public.ru (более 4600 газет, журналов, информагентств и интернет-СМИ).

Что написано пером…

В 2010-2013 году перечисленные нецензурные выражения чаще всего встречаются на страницах журнала «Коммерсантъ-Власть» (17 публикаций), газеты «Новая газета» (10 публикаций) и приложения «Коммерсантъ-Weekend» (9 публикаций). В целом же упоминаемость бранных слов в традиционной прессе весьма низкая даже у лидера рейтинга журнала Коммерсантъ-Власть — в среднем лишь каждый 10 выпуск этого еженедельника был бы изъят в соответствии с буквой нового закона.

Среди интернет-СМИ первенство по использованию ненормативной лексики в опубликованных материалах за последние 3 года держат: Openspace.ru — 150 публикаций (закрыт в феврале 2013г.), Chaskor.ru — 67 публикаций и Grani.ru — 65 публикаций. Характерные особенности интернет-журналистки делают эти цифры на порядок выше в сравнении с традиционной печатной прессой. Однако, по мнению экспертов, главным рассадником непарламентских выражений сейчас являются соцсети, твиттер и блогосфера. Тем не менее, как следует из закона, за нецензурщину будут отвечать только те ресурсы, которые официально зарегистрированы как СМИ.

«Заметьте! Не я это предложил…»

Ненормативная лексика нередко «звучит» в опубликованных СМИ отрывках литературных произведений, причем как классиков, так и современных авторов (Барков, Пушкин, Маяковский, Сорокин, Шнуров, Алешковский, Летов и т.д.), фрагментах театральных диалогов или исторических документов (например, XV века). Современное искусство и протестное движение также не обходятся без «крепких выражений», в материалах СМИ цитируются нецензурные названия арт-объектов, художественных инсталляций и флеш-мобов, лозунги протестных мероприятий и гражданских акций. Отдельно нужно отметить авторские материалы в прессе о местах заключения, где обильное употребление ненормативной лексики служит для иллюстрации особенностей мироустройства.

Однако, наиболее часто табуированные лексические формы встречаются в СМИ непосредственно в прямой речи респондентов, в том числе депутатов, министров, чиновников. Политики и парламентарии, не стесняясь, применяют ненормативную лексику в собственных блогах, твиттере, «при выключенной кнопке», а иногда их не останавливают и официальные мероприятия. За последние 10 лет публично блеснули своим знанием ненормативной лексики руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский (неоднократно), депутат Госдумы от ЛДПР (на момент произнесения фразы) Сергей Абельцев , спикер Госдумы Сергей Нарышкин , депутат-оппозиционер Геннадий Гудков , единоросс Александр Хинштейн , вице-премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин , полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин и даже диакон Андрей Кураев . В 2013 году также успели отметиться непарламентскими выражениями вице-спикер Заксобрания Санкт-Петербурга единоросс Сергей Анденко , министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов , начальника уральского регионального центра МЧС Юрий Нарышкин . Надо отметить, что в абсолютном большинстве казусных случаев СМИ смягчают или «запикивают» вылетевшее «крепкое словцо», заботясь о нравственности читателя и репутации власти.

Тем временем в истории противостояния СМИ и чиновников на почве употребления ненормативной лексики есть и обратный пример — в 2000 году редактор газеты «Арсеньевские вести» Ирина Гребнева была отправлена на пять суток за решетку по статье — хулиганство. Районный суд наказал ее за публикацию телефонных разговоров чиновников, которые активно использовали ненормативную лексику. Такой способ общения со СМИ вполне соотносится с мнением В. Жириновского, высказанным еще в 2003 году по поводу скандала с собственной нецензурной речью: «…не все можно обозначить красивыми русскими словами. Стыдно должно быть журналистам, которые подпольно снимали…», — тогда еще негодовал лидер ЛДПР.

В целом в 2010-2013 гг. наиболее яркий «нецензурный» след на страницах СМИ оставили:

  • арт-группа «Война» с широко известной скандальной акцией «Х** в плену у ФСБ», состоявшейся в Петербурге 14 июня 2010 года;
  • фотография избирательного бюллетеня с нецензурным выражением в адрес руководителей страны, за публикацию которого в 2011 году полетели головы топ-менеджеров журнала КоммерсантЪ-Власть;
  • прапорщик Бойко с жемчужными бусами на руке, прославившийся непечатными обращениями к митингующим в июле 2010 года;
  • скандальная акция группы Pussy Riot (2012), вызвавшая в СМИ шквал материалов, с нецензурными трактовками названия группы и нелестными отзывами в адрес ее участниц;
  • колоритные цитаты из блогов чиновников, депутатов, а также известных блогеров Артемия Лебедева и Ольги Романовой, неоднократно цитируемых в СМИ;
  • закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (с сентября 2012 вступил в силу) и опубликованные в СМИ вместе с ним списки табуированной лексики, которая более не может звучать или должна «запикиваться» в эфире;
  • и, наконец, сам «Закон о мате», откликом на который стала целая серия материалов филологического характера об истории происхождения «бранных слов» и подборок цитат публичных персон с нецензурной бранью.

Даже беглый анализ публикаций дает понимание, что закон о наказании СМИ за использование мата является явно избыточной мерой — подавляющее большинство средств массовой информации и так избегает обсценной лексики. Скорее всего, принят очередной бессмысленный декрет по аналогии с законом «О защите детей от информации…», где реальная борьба с опасным контентом ограничилась графическими иконками со знаком +.

Москва. 5 мая. INTERFAX.RU — Президент России Владимир Путин подписал закон, предусматривающий введение штрафов за употребление мата на телевидении, в кино, литературе и средствах массовой информации. Текст закона опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Документ запрещает использование обсценной лексики при публичной демонстрации произведений искусства и народного творчества, а также при чтении литературных произведений на театральных и культурно-просветительских мероприятиях. За нарушение закона гражданам грозит штраф на сумму от 2 тыс. до 2,5 тыс. рублей. Для должностных лиц сумма штрафа составит от 4 тыс. до 5 тыс. рублей, а для юридических лиц — от 40 тыс. до 50 тыс. рублей.

Закон запрещает продажу книг, а также аудио- и видеозаписей с обсценной лексикой без специальной упаковки, предупреждающей покупателя об употреблении в произведениях нецензурной брани. За нарушения этого положения законодательства с граждан могут взыскать штраф на те же суммы, что и при употреблении мата во время публичной демонстрации произведений искусства. Аналогичный штраф предусмотрен и за употребление мата в СМИ.

Кроме того, закон позволяет отказывать кинокартинам в выдаче прокатного удостоверения в случае, если в ней употребляется мат.

Закон также ужесточает наказания за повторное нарушение его положений. В частности, для граждан максимальная сумма штрафа в случае рецидива составит уже 5 тыс. рублей. Для должностных лиц штрафы за повторное нарушение закона составят от 5 тыс. до 20 тыс. рублей. Кроме того, им грозит дисквалификация на срок от полугода до года.

Для предпринимателей без образования юридического лица повторное нарушение закона повлечет штраф на сумму от 5 тыс. до 20 тыс. рублей. На юридические лица будет налагаться штраф от 50 тыс. до 100 тыс. рублей. Кроме того, предпринимателям грозит административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Согласно тексту документа, спорные ситуации в отношении признания конкретных слов или выражений нецензурной бранью будут разрешаться путем проведения независимой экспертизы.

Предполагается, что закон вступит в силу с 1 июля 2014 года. Он не будет распространяться на продукцию, выпущенную до этого срока.

Законопроект был внесен в Госдуму рядом парламентариев от «Единой России» во главе со Станиславом Говорухиным и членом Совета Федерации Людмилой Боковой.

Приветствую вас, дорогие читатели!

Те, кто подписан на мою авторскую рассылку {если не подписаны, напишите в комментариях ниже, и я вышлю вам инвайт} и получают все самое актуальное из авторской «кухни”, уже знают, что после некоторой цензуры в издательстве Ридеро одобрили мою первую книгу рассказов «Держись за жизнь, она коротка”.

Эта новость стала для меня большой радостью, потому что я хочу расширить круг своих читателей, и издательство поможет мне выставить книгу в магазины «Озон” и «Литрес”, куда попасть «с улицы” практически нереально.

Тем не менее, рост популярности автора всегда подразумевает и рост ответственности.

Несмотря на весь мой семилетний опыт в области работы с электронными книгами, некоторые важные моменты оказались для меня сюрпризом, и я хочу вас с ними познакомить, чтобы вы смогли их избежать.

1. Ответственность за нарушение прав третьих лиц.

В этой заметке я не буду обучать вас создавать книгу через издательский сервис Ридеро. Я этому очень подробно и популярно обучаю в книге «Как правильно создать электронную книгу”.

Но два момента, все же, заслуживают упоминания уже сейчас.

Первый момент, это репутационный штраф в размере 100000 рублей при нарушении прав третьих лиц. Я надеюсь, с материалами книги у вас все в порядке, и говорить об этом излишне. Однако с обложкой не все так однозначно.

У меня есть очень полезная статья для авторов, которая называется «Права на фотографии”, где я рассказываю, как не вляпаться в претензии со стороны третьих лиц, подбирая изображения для книг.

В целом, этой статьей я и руководствовалась, когда обратилась в издательство. Купила изображение на фотостоке, сделала из него обложку, его же и использовала в Ридеро.

Когда я направила книгу на модерацию, мне пришел запрос от сотрудников сервиса на подтверждение моих прав на коммерческое использование изображения.

И этот запрос, на самом деле, заставил меня глубоко задуматься….появились новые вопросы, на которые не было ответа. Я написала в техподдержку фотостока «PressFoto”, где покупала фотографию, следующие очень трудные для понимания вопросы:

1.1. Можно ли использовать изображение на нескольких сайтах.

Фотография была куплена для использования одного сайта {книги}, и меня заинтересовало, можно ли это же самое изображение использовать на других сайтов.

На самом деле, на некоторых фотостоках стоит ограничение на количество используемых сайтах.

1.2. Можно ли модифицировать изображение или его можно использовать только в виде как есть.

1.3. Можно ли из изображения делать обложку для книги.

Вопросы простые, но работа техподдержки фотостока оказалась для России стандартной.

До ответа не снизошли-с. В лицензии таких подробностей не оказалось тоже, поэтому я решила не рисковать и взяла свои собственные фотографии и сделала из них обложку. Теперь моя книга, продаваемая в магазинах, будет выглядеть так {цвет фона будет другим}.

Главный вопрос здесь вот в чем:

если вы покупаете изображение на фотостоке и делаете из него обложку книги, которую будете продавать потом на своем сайте, у вас остается 100% контроль над сайтом, и если кому-то не понравится что-либо из того, что вы делаете {убрали дурацкий фон с фотографии, к примеру}, то вы всегда можете обложку с релиза снять.

Если же обложка попадает на сайты магазинов, вы этот контроль утрачиваете. Поэтому, если вы также планируете работать с издательствами, я рекомендую вам не рисковать и делать изображения самим с учетом рекомендаций моей статьи про права на фотографии.

Другие тонкие моменты работы с этим и другими издательствами я подробно опишу в новой редакции книги «Как продать электронную книгу”.

2. Нецензурная брань.

Всем известно, что писатели иногда вставляют в свои книги крепкие словечки. Нужно это не для того, чтобы показать, насколько скуден словарный запас уважаемого автора, но затем, чтобы передать эмоциональный колорит речи и героев книги.

И вот, когда моя новая обложка была уже готова, я заметила, что в развороте обложки для печатной версии появился шилдик «Книга содержит нецензурную брань”.

Меня это удивило, потому что даже несмотря на то, что рассказы я писала несколько лет назад, и каких-то деталей, безусловно, не помню, я очень хорошо знаю, что мата в моей книге нет.

Тем не менее, в издательстве считали, что «Даже нецензурные слова с заменой букв символами, ** или точками считаются нецензурными. Например, подобное: му9@к, бл@. Также необходимо заменить слово «сука” на «сволочь” или подобное”.

И вот это стало для меня некоторым сюрпризом. Публиковать книгу с таким ярлыком мне не хотелось, магазины, а самое главное, читатели, могут к этому плохо относиться.

Для начала я поизучала законодательство в этом вопросе, не хотелось «резать” книгу просто так.

Выяснилось, что согласно запрету Росконадзора в СМИ запрещается использование 4 матерных слов и всех их производных.

Это, в принципе, мне было понятно. Сюпризом стало, что замена слов на служебные символы {например, оставить первую букву, а остальное заменить символами}, тоже запрещено.

Что касается незапрещенных слов, то тут тоже есть интересный момент.

Согласно Постановления Правительства от 07.12.15 маркировка «содержит нецензурную брань” должна быть сделана для:

а) аудиовизуальной продукции на любых видах носителей;
б) фонограмм на любых видах носителей;
в) печатной продукции {за исключением продукции средств массовой информации}. Как водится, у нас в стране нет списка слов, относящихся к нецензурным. Соответственно, каждое издательство здесь вольно интерпретировать это по своему, исходя их своих прогнозируемых рисков. И Ридеро решили, что слово «сука”, серийно встречающееся в моих рассказах, надо заменить на что-то более терпимое, например, «тварь”, «мразь”, «сволочь”. Не совсем понятно было, но ладно. В конце концов, если не нравится, могу оставаться, где находилась:-D Поэтому, поработав какое-то время над рассказами, я сделала небольшие правки и слова заменила. Кое-где {Например «Амбрелла для нового русского”} я поменяла целое предложение, потому что с новыми словами как-то не нравилось. Если вы сами пишете, вы поймете, о чем я. Так, например, фраза «Ты….ты…СУКА!” замененная на «Ты…ты ТВАРЬ!” перестала «звучать”. Поэтому пришлось предложение переделать целиком. И так далее.

С описанием рассказов вы можете познакомиться в этой заметке, а пока хочу сказать еще кое-что.

Так как согласно данным Роскомнадзора

«К аудиовизуальной продукции относится кино-, видео-, фоно-, фотопродукция и ее комбинации, созданные и воспроизведенные на любых видах носителей” это означает, что маркировка «книга содержит нецензурную брань” будет в обложке печатной версии, а электронная книга не будет иметь данной маркировки, т.к. не попадает в обозначенную выше категорию.

Тем не менее, я решила внести правки даже несмотря на то, что пока печатную версию рассказов не выпускаю. Почему, вы можете также узнать из книги «Как правильно создать электронную книгу”, где я обучаю бесплатному созданию книг через данный сервис.

Потом я, возможно, и захочу, но тратить по нескольку дней на переписку и правки требует времени, не хочется тратить его на это снова.

В общем, я надеюсь, что данная информация вам тоже пригодится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *