Перерыв течения срока исковой давности

Перерыв срока исковой давности связан с волей контрагентов гражданско-правового отношения при наличии предусмотренных в законе оснований.

Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Перерыв срока исковой давности означает, что время, истекшее до наступления обстоятельства, послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается и он начинает течь заново.

Показательным с точки зрения толкования понятия «перерыв» явился следующий случай из практики Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Учреждения задолженности за выполненные работы по договору подряда. Суд отказал в иске в связи с пропуском срока исковой давности, о применении которой заявил ответчик, поскольку факты выполнения работ и их сдачи заказчику имели место в 1998–1999 годах, в то время как в суд подрядчик обратился в апреле 2006 года. Суд применил статью 203 Гражданского кодекса Российской Федерации и исчислил течение срока исковой давности заново с момента подписания сторонами акта сверки расчетов за выполненные подрядные работы, то есть с 31.01.2000.

В кассационной жалобе Общество ссылается на то, что закон не содержит предельного срока перерыва исковой давности, окончание перерыва зависит только от отпадения обстоятельств, послуживших причиной перерыва, поэтому настаивает на продолжении действия акта сверки как обстоятельства, прерывающего давностный срок, вплоть до подачи настоящего иска. В образовавшийся промежуток времени Учреждение в письменном виде не выразило отказа от признания долга.

Кассационная инстанция оставила судебный акт без изменения и не согласилась с доводами Общества о неверном определении судом периода, на протяжении которого обстоятельство, вызвавшее перерыв течения срока исковой давности, влияет на установление момента отсчета нового трехгодичного срока. По мнению окружного суда, данное утверждение истца основано на заблуждении и смешении понятий «перерыв» и «приостановление», а также причин и последствий обстоятельств, вызывающих их. Приостановление давности представляет собой невозможность или затрудненность совершения процессуальных действий в виде предъявления иска либо защиты права другой стороной на какой-то период времени. Срок продолжительности приостановления действующим законодательством не предусмотрен, то есть он может длиться сколь угодно долго, пока не отпадут соответствующие обстоятельства, с этого момента давность продолжает действовать. Основанием для перерыва исковой давности является предъявление иска в установленном порядке и совершение другой стороной действий, свидетельствующих о признании ею долга. Такие действия прерывают срок исковой давности, который именно с момента предъявления иска, совершения действий, свидетельствующих о признании долга, начинает течь сначала и снова составляет три года (дело № А43-7315/2006-20-149).

Срок исковой давности прерывается применительно как к общему, так и специальным срокам исковой давности, но в пределах срока действия давности, а не после его истечения.

При рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности суд применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.

Перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, установленный в статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации и иных федеральных законах (в части второй статьи 198 Гражданского кодекса Российской Федерации), не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию.

В качестве основания для перерыва срока исковой давности расценивается не любое обращение в суд (суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды), а только такое, которое сделано в установленном законом порядке. Предъявление иска в суд в установленном порядке подразумевает соблюдение определенных гражданско-процессуальным и арбитражно-процессуальным законодательством правил о подсудности или подведомственности дела (статьи 27 – 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), о предварительном досудебном разрешении спора в претензионном порядке, о форме и содержании искового заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации или Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу.

Суд отказал гражданину Ч. в удовлетворении иска к юридическому лицу о признании недействительными решений внеочередного общего собрания участников Общества по причине пропуска срока исковой давности, поскольку о состоявшемся собрании истец узнал в день его проведения – 04.09.2004, а в суд обратился лишь 28.12.2004. Кассационная инстанция оставила решение суда и постановление апелляционной инстанции без изменения и не согласилась с доводами гражданина о том, что срок прерывался предъявлением иска 29.10.2004. При этом суд округа указал на следующее. Первоначальное предъявление истцом иска в суд не может служить основанием для применения статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку требования были заявлены с нарушением положений пункта 2 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 15 совместного постановления Пленумов № 15/18 в соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных законодательством требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. В тех случаях, когда исковое заявление подается непосредственно в суд, датой предъявления иска следует считать день, в который исковое заявление поступило в суд. Если исковое заявление было возвращено истцу, срок давности прерывается лишь с того дня, когда заявление будет подано в суд вновь с соблюдением порядка предъявления иска, установленного нормами процессуального кодекса (дело № А28-24102/2004-733/9).

Уточнение иска не изменяет момента перерыва течения срока исковой давности, наступившего в связи с предъявлением иска в установленном порядке – к такому выводу пришла кассационная инстанция в постановлении по делу № А29-491/2006-2э.

Помимо того, основанием для перерыва срока исковой давности является предъявление не любого иска, а иска по данному предмету спора.

В постановлении по делу № А43-39908/2005-15-1226 Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа указал на обоснованное отклонение нижестоящими инстанциями ссылок истца на прерывание течения давностного срока предъявлением иска в 2002 году в связи с несовпадением предметов и оснований прошлого и настоящего судебных споров.

В судебной практике встречаются ситуации, когда необходимо внимательно идентифицировать обстоятельства, на первый взгляд являющиеся выражением признания долга, на самом деле таковыми не служащие.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Учреждения долга по оплате электрической энергии, отпущенной по договору. Суд первой и апелляционной инстанций удовлетворил иск в полном объеме. Кассационная инстанция внесла изменения в состоявшиеся судебные акты и приняла новое решение о частичном удовлетворении требований с учетом применения срока исковой давности. В рассматриваемом деле обязанным лицом по договору энергоснабжения выступало Учреждение. Приняв во внимание акт сверки, подписанный в отношении отдельного периода взаимоотношений контрагентов сделки учредителем должника – районной администрацией, суды не учли положения части 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно названной норме учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом либо учредительными документами юридического лица. Учреждение не давало согласия на подтверждение задолженности учредителем, поэтому подписание администрацией акта сверки не могло расцениваться судом в качестве совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (дело № А31-4288/2005-14).

По другому делу суд округа в постановлении указал, что отражение в бухгалтерской отчетности сведений о наличии задолженности по спорным договорам подряда является обязанностью ответственного лица в силу Федерального закона «О бухгалтерском учете» и не может расцениваться как действие, свидетельствующее о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности (дело № А79-4273/2006; сходные ситуации по делам № А11-4813/2004-К1-6/212 и А17-131/10-2004).

В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

В мае 2001 года должник (покупатель) отгрузил в адрес Общества товар в счет оплаты своей задолженности по поставкам молочной продукции в 2000 году. В силу сложившихся между контрагентами хозяйственных отношений исковая давность определяется по каждой произведенной отгрузке молочной продукции. Следовательно, должник исполнил своё обязательство по оплате товара перед Обществом только в части разовой поставки. При этом оплата путем встречной поставки товара в мае 2001 года не прерывает течение срока исковой давности по всем отгрузкам молочной продукции, осуществленным Обществом для покупателя. Иными словами, если должник совершил какие-либо действия по погашению части долга, исполнение которого производится по частям или в виде периодических платежей, то такие действия не являются основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям обязательства (платежа) (дело № А82-7244/2005-15).

Действия по признанию долга могут быть совершены работником должника, если эти действия входили в круг его служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работника явствовало из обстановки, в которой он действовал (абзац 2 пункта 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Подобный факт имел место при подписании между Обществом и Кировской дистанцией гражданских сооружений акта сверки взаимных расчетов, из которого усматривалось признание последним спорной задолженности. Данный документ подписан от имени должника начальником и главным бухгалтером. Согласно доверенности начальник Кировской дистанции гражданских сооружений ФГУП «ГЖД» Андрейченко С.В. обладал полномочиями на заключение договоров, касающихся производственно-хозяйственной деятельности возглавляемой им структурной единицы, сроком не более одного года, общая стоимость которых не превышает 50 000 рублей, а также правом совершения первой подписи в расчетных и кассовых документах. В силу статьи 7 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» главный бухгалтер обеспечивает соответствие осуществляемых хозяйственных операций действующему законодательству, контроль за движением имущества и выполнением обязательств. Следовательно, признание долга со стороны должника совершено уполномоченными лицами. Акт сверки подписан сторонами 01.09.2003 в пределах срока исковой давности (дело № А43-3758/2006-23-63-2/4).

Срок исковой давности не может прерываться посредством бездействия должника. Суд кассационной инстанции указал на законность принятых по спору судебных актов и правомерность неприменения к сложившейся ситуации правил статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку отражение ответчиком в бухгалтерских балансах в 1997 – 2004 годах задолженности по договору займа, выступающей предметом настоящего иска, не может служить обстоятельством, прерывающим течение срока исковой давности (дело № А28-9627/2004-286/19).

Комментарий к Ст. 203 ГК РФ

Судебная практика.

…Суд… применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.

В соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу.

…Письменные заявления, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок. Поэтому днем предъявления иска следует считать дату почтового штемпеля отделения связи, через которое отправляется исковое заявление в суд.

В тех случаях, когда исковое заявление подается непосредственно в суд, датой предъявления иска следует считать день, в который исковое заявление поступило в суд.

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения. При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам) (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12.11.2001 и 15.11.2001 N 15/18).

Другой комментарий к Ст. 203 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Предъявление иска в установленном порядке предполагает соблюдение правил, установленных гражданским процессуальным законодательством, в том числе о подведомственности и подсудности гражданских дел.

2. Статья 203 не определяет, какие именно действия обязанного лица могут свидетельствовать о признании им долга. Такими действиями могут быть, например, просьба об отсрочке исполнения обязательства, частичное исполнение обязательства, письменное или устное подтверждение наличия долга, сообщенное как самому кредитору, так и третьему лицу, и т.п.

Комментарий к статье 203 ГК РФ

1. Перерыв исковой давности означает, что время, истекшее до наступления обстоятельства, послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается, и он начинает течь заново. Если приостановление исковой давности вызывается, как правило, не зависящими от воли заинтересованных лиц событиями длящегося характера, то перерыв исковой давности закон связывает с волевыми действиями истца или ответчика. Хотя ст. 198 ГК допускает возможность установления ГК и иными законами дополнительных оснований, прерывающих исковую давность, других оснований, помимо указанных в ст. 203, действующее законодательство не предусматривает.

2. Предъявление иска как основание для перерыва исковой давности означает лишь такое обращение в суд, арбитражный или третейский суд, которое сделано в полном соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства. Это, в частности, означает обязательное соблюдение истцом правил о подведомственности спора, принятие им необходимых мер к его досудебному урегулированию, предъявление иска надлежащим истцом и т.д. Иск, предъявленный с нарушением любого из этих и иных установленных законом требований, не принимается судом к производству (ст. 129 ГПК) либо оставляется судом без рассмотрения (ст. 222 ГПК) и не прерывает исковую давность.

Иногда, однако, иск, предъявленный по всем правилам, оказывается не рассмотренным по существу. Так, иск может быть оставлен судом без рассмотрения, если истец не явился в заседание арбитражного суда и не заявил о рассмотрении дела без его участия (п. 6 ст. 87 АПК) или не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует разбирательства дела по существу (п. 6 ст. 221 ГПК). В подобной ситуации иск прерывает исковую давность, поскольку отвечает требованиям комментируемой статьи.

Таким образом, перерыв исковой давности предъявлением иска имеет фактически очень узкую сферу действия и, в сущности, сводится к тем немногим случаям, когда иск, предъявленный в установленном порядке, оставляется судом без рассмотрения. Кроме того, исковую давность, как представляется, прерывает встречный иск, заявленный ответчиком по основному иску с соблюдением общих правил, но не принятый судом к рассмотрению по существу в идущем судебном процессе (ст. ст. 137, 138 ГПК, ст. 132 АПК). Во всех остальных случаях предъявленные, но обоснованно и законно не рассмотренные судами иски не оказывают никакого влияния на течение исковой давности.

Вопреки распространенному мнению, получившему поддержку в Постановлении ВС и ВАС N 15/18 (п. 15), не прерывается исковая давность и подачей заявления о выдаче судебного приказа. Данный вывод следует из того, что в упрощенном судопроизводстве ввиду отсутствия судебного разбирательства неприменим институт оставления иска (приказа) без рассмотрения. Следовательно, беспредметен и вопрос о перерыве течения исковой давности.

3. Признание долга как обстоятельство, прерывающее исковую давность, может выражаться в любых действиях должника, подтверждающих наличие долга или иной обязанности.

Поскольку закон детально не регламентирует условия перерыва исковой давности по данной причине, в доктрине и судебной практике понятие «признание долга» нередко трактуется с разных, подчас прямо противоположных, позиций. Вопросов, по которым достигнуто относительное единство мнений, не так много. В частности, все сходятся в том, что долг может быть признан должником не только совершением формального акта признания, но и путем конклюдентных действий (частичная оплата долга, просьба должника об отсрочке, предложение о проведении зачета и т.п.); что каждое новое признание долга должником вновь прерывает исковую давность; что действия должника, признающего долг за пределами исковой давности, не прерывают последнюю в связи с ее истечением и др. При решении других вопросов, носящих спорный характер, необходимо учитывать следующие положения.

Во-первых, признанием долга считается лишь совершение обязанным лицом действий, т.е. активное поведение должника, свидетельствующее о том, что он признает свой долг. Поэтому любое иное его поведение, в частности его бездействие (например, отсутствие его реакции на требование кредитора об исполнении), исковую давность не прерывает.

Во-вторых, по своей юридической природе признание долга, в какой бы форме оно ни производилось, является юридическим поступком. Совершать его могут лишь управомоченные на то лица. Из этого следует, что признавать долг от имени юридического лица могут лишь те его работники, которые управомочены действовать от его имени в гражданском обороте (т.е. руководитель предприятия, лица, обладающие доверенностью, и т.д.).

В-третьих, признание долга по смыслу закона прерывает исковую давность лишь тогда, когда такие действия совершаются должником по отношению к кредитору. Как правило, только в этом случае кредитор знает о том, что должник не отказывается от исполнения лежащей на нем обязанности и может пойти ему навстречу, не рискуя при этом лишиться права на судебную защиту. Поэтому действия должника, связанные, например, с отражением задолженности во внутренних документах, которые недоступны кредитору, не могут рассматриваться как признание долга в контексте ст. 203. Лишь в отдельных случаях по смыслу закона допустимо ссылаться на признание должником долга в его отношениях с третьими лицами при условии, однако, что о таком состоявшемся признании знал или должен был знать кредитор.

В-четвертых, признанием долга может считаться лишь ясно выраженное и однозначное волеизъявление должника. Если содержание письменных документов должника или его конклюдентные действия не свидетельствуют с очевидностью, что должник признает свой долг, все сомнения должны толковаться в его пользу. В частности, не может рассматриваться в качестве признания долга ведение сторонами переговоров об урегулировании спора, если только в ходе этих переговоров должник совершенно определенно не признал наличие долга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *