Преступное бездействие



Конституции РФ провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Данное положение Конституции предопределяет важнейшую задачу государства — защиту прав личности, в том числе и права на жизнь и здоровье. Убийство является наиболее общественно опасным из всех посягательств на личность. Убийство определяется как умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст.105 УК РФ).

Обращаясь к статистике по данной теме исследования, подчеркнем, что только за 3 мес. 2016 г. (январь-март) в результате преступных посягательств уже погибло 7,8 тыс. человек, а здоровью 11,7 тыс. человек был причинен тяжкий вред. Зарегистрировано 105753 преступлений против личности, из них 2953 убийства и покушения на убийство, 7623 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью .

Уголовное законодательство России предусматривает ответственность за посягательство на личность, совершенное не только активными действиями виновного, но и путем бездействия. При квалификации таких деяний и их разграничении со смежными составами преступлений часто возникают сложности, поскольку по объективной стороне убийство или вред здоровью в результате преступного бездействия субъекта внешне вроде бы идентичны.

От умышленного убийства необходимо отграничивать причинение смерти по неосторожности (ст.109 УК РФ). Особые трудности возникают при отграничении убийства с косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. И в том, и в другом случае виновное лицо не желает наступления такого результата. Но при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление смерти, хотя и не предпринимает никаких действий, направленных на предотвращение осознаваемых последствий. При неосторожности в виде легкомыслия виновный не относится к смерти потерпевшего безразлично, он рассчитывает на свои силы, знания, умения, профессиональный опыт, на то, что в результате принятых им мер либо в результате действий других лиц или каких-то иных факторов смертельный исход не наступит. Но в силу того, что виновный в этих случаях не проявляет должной предусмотрительности, недостаточно учитывает свои возможности, предвидимое последствие всё же наступает . На этот счет в постановлении Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указано, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3). При определении содержания умысла виновного по делам о преступлениях против личности суд должен исходить не только из объяснений обвиняемого, но и из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления.

В качестве примера можно привести дело по обвинению Б., которое поступило в суд с квалификацией по ст. 105 ч. 1 УК РФ, а приговором суда действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 109 УК РФ. В приговоре было указано, что Б. не имел умысла на причинение смерти гр. Ф., что подтверждается тем, что перед тем как передать ей пистолет, он вынул обойму, таким образом, желая предотвратить возможное причинение смерти, после причинения смерти он сам вызвал скорую помощь, и до се приезда попытался самостоятельно оказать первую помощь. Все это подтверждает показания Б., что он забыл о наличии боевого патрона в стволе, несмотря на то, что самостоятельно дослал патрон в патронник, в нарушение инструкции при конвоировании обвиняемых в суд .

Субъективная сторона убийства в соответствии со ст. 105 УК РФ характеризуется только умышленной виной. Умысел при убийстве может быть как прямым, так и косвенным. При прямом умысле виновный осознает, что посягает на жизнь другого человека, предвидит, что его деяние содержит в себе реальную возможность или неизбежность наступления смерти, и желает ее наступления. При косвенном умысле на убийство виновный осознает, что своим деянием ставит в опасность жизнь человека, предвидит, что от этого деяния может наступить его смерть, и хотя и не желает ее наступления, но сознательно допускает либо безразлично относится к ее наступлению. Именно по субъективной стороне наибольшую трудность на практике представляет разграничение убийства, в том числе покушения на убийство, от преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека. Именно здесь возникают наибольшие сложности в квалификации.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал, что необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности (п. 3). Направленность умысла определяется с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Если избранные орудия, характер ранения, его локализация и другие данные свидетельствуют, что умысел виновного был направлен именно на причинение вреда здоровью, ответственность за убийство исключается. Так, например, именно по ч. 4 ст. 111 УК РФ практика квалифицирует: единичный удар кулаком в область шеи, повлекший смерть, множественные удары руками и ногами в разные части тела потерпевшего, повлекшие его смерть; умышленное нанесение удара ножом в бедро, повлекшее смерть человека от острой кровопотери; нанесение удара ножом в руку, в результате которого от повреждения артерии наступает смерть, и др.

В отличие же от неосторожного причинения смерти, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, предполагает совершение виновным умышленных действий, направленных на причинение вреда здоровью. Только при таком положении последующее наступление смерти при условии наличия причинной связи с действиями виновного и его неосторожной вины в отношении этого результата может рассматриваться как квалифицированный вид причинения тяжкого вреда здоровью. Если у виновного не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью (о чем могут свидетельствовать фактические обстоятельства дела), но в результате его неосторожных действий наступила смерть потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 109 УК РФ.

Иначе говоря, при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить достаточным основанием для вывода о направленности умысла. Если виновный сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти. «Сознание опасности для жизни» и «предвидение возможности смерти» — разные словесные выражения одного и того же психического отношения виновного к своему деянию.

Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие, опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с которыми обычно сталкивается судебная практика. Сознательное причинение такого рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, т. е. виновный предвидит возможность смертельного исхода. И даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. 4 ст.111 УК РФ.

Тем не менее, изучение практики показывает, что случаи неправильного определения формы вины лица, причинившего смерть по неосторожности допускаются нередко. Причины допускаемых ошибок в определении формы вины различны, чаще всего это происходит вследствие неполноты собранных доказательств по делу, либо вследствие неправильного применения закона. Такие ошибки носят, как правило, односторонний характер — причинение смерти по неосторожности необоснованно признается убийством — деянием умышленным. Допускаемые ошибки объясняются в какой-то степени тем, что эти преступления по внешним признакам (всем признакам объективной стороны) совершенно одинаковы. У них могут совпадать и некоторые признаки субъективной стороны, например мотивы и цель преступления, это иногда приводит к тому, что в результате неправильного анализа фактических обстоятельств совершенного преступления со стороны следственных органов и судов действия виновного, причинившего тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, расцениваются как умышленное убийство, исходя не из преступного намерения, а лишь из наступивших последствий — смерти потерпевшего. Так, Ф. был осужден по п. «г» ст. 102 и по ч. 1 ст. 145 УК РСФСР (п. «д» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 158 УК РФ) за убийство В. и кражу денег у С. Суд признал, что Ф. и В. при распитии водки не поделили украденные деньги. На этой почве между ними возникла ссора, во время которой Ф. нанес множество ударов В. руками и ногами в различные части тела. Уходя с места происшествия, Ф. положил под голову В. пиджак, чтобы тот «не захлебнулся рвотными массами». В. был обнаружен мертвым. Судебно-медицинская экспертиза констатировала, что его смерть наступила от закрытой тупой травмы живота. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР признала, что действия Ф. расценены судом как умышленное убийство неправильно, исходя не из его отношения к содеянному и направленности умысла, а из наступивших последствий. Суд не учел характера действий и последующего поведения Ф., свидетельствующих об отсутствии у него умысла на убийство. Его действия были квалифицированы по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

В других случаях при наличии данных о том, что виновный имел умысел на убийство, его действия расцениваются как причинение тяжких телесных повреждений. Так, например, Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда признала правильной квалификацию по ч. 2 ст. 108 УК действий К., который ударил ножом в пах С., от чего наступила его смерть. Президиум Московского городского суда отменил определение судебной коллегии и указал: из дела видно, что К. был знаком с гр-кой К-ой и встречался с ней. В день происшествия он, выпив водки, приехал к К-ой, у которой застал С. К-ва попросила его уйти и сообщила, что она намерена с С. вступить в брак. К., угрожая С. убийством, ушел, а через несколько минут возвратился с заранее приготовленным раскрытым ножом и нанес С. удар в пах, после чего скрылся. С. был доставлен в больницу в состоянии, близком к клинической смерти. В соответствии с этими данными и с учетом высказанной К. угрозы убийством Президиум признал, что действия К. следует расценивать как умышленное убийство . В данном случае нанесение удара ножом в жизненно важную часть тела, сопровождаемое угрозой смертью, является доказательством о наличии умысла на убийство.

На практике также часто возникают трудности при разграничении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и покушения на убийство (ч.3 ст.30, ч.1–2 ст.105 УК РФ). Здесь необходимо также руководствоваться направленностью умысла: при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ — на причинение вреда здоровью. Без наличия умысла на убийство квалификация по ст.105 УК РФ невозможна. Как указал Пленум ВС РФ, «если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)» (п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)»). При этом при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Таким образом, отграничение, прежде всего, должно проводиться по субъективной стороне. В деянии, описанном в ч. 4 ст. 111 УК, она слагается из двух предметов субъективного отношения (тяжкий вред здоровью, смерть) и соответственно двух форм вины. Относительно первого предмета имеется умысел (прямой или косвенный), т. е. виновный предвидит, по крайней мере, возможность наступления именно тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает либо сознательно допускает эти последствия (либо относится к ним безразлично). Если у виновного не было умысла на причинение именно тяжкого вреда здоровью, тем более если не было умысла на причинение вреда здоровью вообще, то о квалификации по ч. 4. ст. 111 УК РФ не может идти речи.

Нередко возникают сложности квалификации убийств при разграничении ст.105 и 108 УК РФ (убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны).

Так, приговором Сургутского районного суда от 30 апреля 2008 года Г. А., …осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В надзорной жалобе осужденный просил изменить приговор, считает, что суд необоснованно не учел в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевшего. Проверив материалы дела по жалобе осужденного и в порядке ст. 410 УПК РФ, президиум нашел приговор и кассационное определение подлежащими изменению. Из показаний подсудимого Г. А. данных в ходе предварительного расследования и оглашенных в суде следует, что он совместно со своей девушкой и братом Д. находился у себя в комнате общежития. Брат вышел покурить в коридор, спустя несколько минут его девушка выглянула в коридор и сказала ему, что брату какие-то люди предъявляют претензии. Он выглянул в коридор, но брата и этих людей уже не было, понял, что они вышли на улицу, тогда он взяв кухонный нож для того чтобы в случае драки применить его, пошел на улицу. Выйдя на улицу, он увидел, что его брат лежит на земле и прикрывает голову руками, вокруг него стояло около десяти молодых людей и один из них пинает Д. Он попытался оттянуть пинающего Ш. В. С. от брата, но тот ударил его два раза по голове, после чего он достал нож из кармана и нанес один удар в грудную клетку Ш. В. С. После этого все стали разбегаться, Ш. В. С. тоже побежал, затем он поднял своего брата и завел домой. В судебном заседании Г. А. просил учесть то, что он защищал своего брата. Учитывая обстановку посягательства, а именно тот факт, что совместно с напавшим Ш. В. С. было еще несколько человек, которые видя как он избивает Г. Д. И., не пытались его остановить, президиум приходит к выводу, что у Г. А. имелись основания для применения необходимой обороны и защите от насилия своего брата, однако он избрал способ и средства защиты, которые явно не соответствовали характеру и опасности посягательства. В данном случае Г. А. допущено превышение пределов необходимой обороны, выразившееся в нанесении удара ножом безоружному потерпевшему, что явно не соответствует характеру и степени общественной опасности посягательства, его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны .

Необходимо также разграничивать убийство и оставление в опасности (ст.125 УК РФ). При квалификации таких деяний и их разграничении со смежными составами преступлений нередко возникают сложности, поскольку по объективной стороне убийство или причинение вреда здоровью в результате преступного бездействия субъекта и оставления в опасности внешне вроде бы идентичны. Указанные в названии настоящей статьи деяния посягают на разные объекты. В одном случае ими являются жизнь или здоровье, в другом — безопасность жизни или здоровья. Различие в объектах посягательства проявляется и в характеристиках потерпевших. При убийстве или причинении вреда здоровью им может быть любое лицо, а при оставлении в опасности — лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенное возможности принять меры к обеспечению собственной безопасности . Итак, оставление в опасности — преступление с формальным составом, убийство — с материальным. Объектом оставления в опасности является безопасность существования человека. Объект убийства — его жизнь.

С объективной стороны оставление в опасности выступает как бездействие, выраженное в оставлении места нахождения потерпевшего или неоказании помощи. Убийство путем бездействия может быть совершено только неоказанием помощи. Признаки убийства бездействием усматриваются там, где имеются обстоятельства, позволяющие установить объективно предвидимое использование неблагоприятных условий для поставления в опасность.

Наибольшее различие данных составов состоит в субъективной стороне, прежде всего, по направленности умысла. Однако его установление представляет сложность, особенно при убийстве, поскольку лицо использует для достижения своей цели силы природы, приводящие к смерти потерпевшего. Так, за убийство была осуждена группа лиц, которые, избив потерпевшего до потери сознания, сняли с него шубу и ботинки, а его самого вынесли на улицу в холодную погоду. От общего переохлаждения организма он скончался .

Оставление в опасности предусматривает прямой умысел по отношению к невыполнению обязанности оказать помощь и отсутствие желания наступления каких-либо последствий. Убийство подразумевает умысел по отношению к деянию и наличие воли на достижение результата. Оставление в опасности усматривается в том случае, когда виновный, оставляя лицо в опасном для жизни и здоровья состоянии, осознает данное обстоятельство, но на этот момент потерпевшему еще не требуется оказание неотложной и необходимой помощи. Например, малолетний ребенок брошен в безлюдном месте. Его жизнь и здоровье поставлены в опасность, но необходимость оказания ему неотложной помощи может возникнуть спустя некоторое время в связи с угрозой голодной смерти, влиянием холода или других природных сил, способных причинить смерть или вред его здоровью. Так, С. В. Познышев писал, что при оставлении в опасности преступление совершается с умыслом «отделаться от ребенка, а не с умыслом лишить его жизни»

Вторая форма преступного бездействия — неоказание помощи — связана с немедленной необходимостью и неотложностью ее оказания, когда окружающая обстановка свидетельствует о непосредственной опасности для жизни или здоровья потерпевшего с конкретно предвидимыми последствиями. Так происходит, например, при неоказании помощи утопающему, когда предвидится конкретное последствие в виде его гибели через короткий промежуток времени.

Таким образом, резюмируя вышесказанное, можно отметить, что правильная квалификация убийства возможна только в результате детального анализа всех обстоятельств происшедшего как элементов состава деяния, что позволит провести отграничение убийств и покушений на убийство от смежных составов, в том числе, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, оставления в опасности, а также «привилегированных» видов убийств (в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны и т. п.).

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.: с изм. от 21.07.2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 30 марта 2016 г. № 78-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9) // Библиотечка «Российской газеты». 1999. № 8.
  4. Обзор судебной практики РФ по материалам судебных решений Федеральных судов по уголовным делам / под ред. Л. В. Краснова. — М.: Юрист, 2003.
  5. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 ноября 2006 г. N 521-П06 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9. С. 13–14.
  6. Приговор по делу об убийстве изменен: действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, так как у осужденного имелись основания для применения необходимой обороны и защиты от насилия своего брата, однако он избрал способ и средства защиты, которые явно не соответствовали характеру и опасности посягательства: Постановление Президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 31.05.2013 г. // СПС «Консультант Плюс». Дата обращения 10.04.2016 г.
  7. Власов Ю. Отграничение убийства и умышленного вреда здоровью, совершенных путем бездействия, от оставления в опасности // Уголовное право. 2008. N 2.
  8. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — март 2016 года // Официальный сайт МВД РФ. Электронный ресурс. Режим доступа: https://mvd.ru
  9. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. В. Т. Гайкова. — Ростов н/Д: Феникс, 2008. 827 с.
  10. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (в ред. Федеральных конституционных законов от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 4. — Ст. 445/
  11. Архив Красноярского городского суда. Д81–04–181.

Общественно опасное последствие

Как уже отмечалось, преступное действие (бездействие) — сознательный и волевой акт внешнего противоправного поведения человека. Всякое общественно опасное действие или бездействие направлено на достижение определенного результата.

Однако одно и то же действие (или бездействие) способно порождать не один, а несколько результатов или изменений во внешнем мире. Какие-то из этих результатов желательны для лица, совершившего соответствующее действие или бездействие, являются его целью, другие — нежелательны, иногда не предвиделись, но должны были и могли предвидеться.

Те изменения в объективном мире, которые последовали в качестве результата общественно опасного действия или бездействия человека, в уголовном праве называются преступными последствиями. В результате совершения преступления иногда наступают нежелательные социальные последствия, остающиеся за пределами состава преступления (например, при убийстве внука дед остался без кормильца).

Преступные (общественно опасные) последствия в одних случаях поддаются наблюдению и измерению, в других — не могут наблюдаться и устанавливаются логически. По своему характеру общественно опасные последствия могут приобретать форму имущественного ущерба (при хищениях чужого имущества), физического вреда (при посягательствах на жизнь и здоровье человека) либо проявляться в форме морального вреда (при клевете, оскорблении). Сказанное учитывается при формулировании признаков объективной стороны тех или иных составов преступлений.

В диспозициях статей УК преступные последствия иногда обозначаются специальными терминами: радиоактивный фон (ст. 246), эпидемии и эпизоотии (ст. 248) и т.п. Например, преступные последствия состава нарушения ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 249), характеризуются как распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия.

Преступные последствия той или иной тяжести учитываются в качестве основных (конструктивных), квалифицирующих либо особо квалифицирующих признаков отдельных составов преступлений.

Используемые в статьях УК понятия существенного вреда, существенного ущерба, крупного и особо крупного ущерба (размера), тяжких или особо тяжких последствий, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в одних случаях носят формально определенный характер, в других — оценочный.

Например, тяжесть причиненного вреда здоровью человека устанавливается на основании Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г., и Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях РФ, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 12 мая 2010 г. № 346н.

1. Причинение смерти по неосторожности —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 109 УК РФ

1. Объектом преступления является жизнь человека, как и в убийстве (ст. ст. 105 — 108 УК). Однако причинение смерти по неосторожности по УК не считается убийством. Употребление более широкого понятия в комментируемой статье позволяет свободно оперировать этой нормой в случаях неосторожного лишения жизни потерпевшего в процессе осуществления виновным профессиональной деятельности при нарушении каких-либо правил безопасности (если отсутствует специальная норма в УК).

2. Причинение смерти по неосторожности возможно как по легкомыслию, так и по небрежности. Причинение смерти по неосторожности следует отличать от невиновного причинения смерти, когда лицо: а) не предвидело возможности наступления смерти потерпевшего от своих действий (бездействия) и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть; б) хотя и предвидело возможность причинения смерти, но не могло этого предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Вывод о том, было ли причинение смерти неосторожным или случайным, должен строиться на основе тщательного анализа действий лица и всей ситуации .
———————————
БВС РФ. 1994. N 4. С. 3 — 4.

3. Причинение смерти по неосторожности необходимо отграничивать и от умышленного убийства. Особенные трудности возникают в судебной практике при отграничении убийства косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. И в том, и в другом случае виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшего в результате своих действий. И в том, и в другом случае он не желает наступления такого результата, не стремится к нему. Но при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление смерти, часто относится к этому безразлично, не предпринимает никаких действий, направленных на предотвращение такого результата. При неосторожности в форме легкомыслия (по терминологии УК РСФСР — преступной самонадеянности) виновный не относится к смерти потерпевшего безразлично, он рассчитывает на свои силы, умение, ловкость, профессиональное мастерство, на то, что в результате принятых им мер либо в результате действий других лиц или каких-либо иных конкретных факторов удастся избежать смертельного исхода. Однако в силу того, что виновный в этих случаях не проявляет должной предусмотрительности, недостаточно учитывает свои возможности или возможности других лиц, смертельный результат все же наступает.

4. В комментируемой статье предусмотрены квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления: причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2); причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3).

В первом случае ответственность повышается, поскольку объектом преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Имеет значение также наличие у виновного профессиональной подготовки, знание им специальных правил безопасности. Данная норма не применяется, если причинение смерти по неосторожности в результате нарушения специальных правил предусмотрено другими статьями УК (например, ст. ст. 215, 215.1, 216, 217, 219, 235, 238, 247, 248, 250 — 252, 263, 264, 266 и др.). По ч. 2 комментируемой статьи могут быть привлечены к ответственности медицинские работники, воспитатели детских учреждений и другие лица, причинившие смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам также отягчает ответственность ввиду наступления более тяжких последствий.

5. Субъектом неосторожного причинения смерти по УК может быть только лицо, достигшее 16 лет (по УК РСФСР — 14 лет).

Момент окончания преступных действий

Окончанием преступления является момент наступления последствий, а именно, смерти потерпевшего. Обязательное условие для квалификации преступления причинение смерти по неосторожности — наличие установленных причинно-следственных связей между деянием обвиняемого и смертью потерпевшего.

Причинами данного преступления могут быть действия или бездействия, а так же легкомыслие и небрежность виновного. Исключить вину в данном преступлении может только отсутствие предвиденья или возможности предвиденья, наступления смерти потерпевшего (ст. 28 УК РФ «Невиновное причинение вреда»).

Исходя из судебной практики причинения смерти по неосторожности, чаще всего лица, совершившие такое преступления, обладают широким диапазоном деформации свойств личности. Выделяются три категории преступников: неустойчивые, случайные и злостные. У большинства лиц, причинивших смерть по неосторожности, наблюдаются различные аномалии, не исключающие вменяемости, а именно: психопатии, алкоголизм, олигофрения и органические заболевания мозга.

Потерпевшие и виновные лица по делам данной категории

Среди потерпевших можно выделить три группы:

  • потерпевшие, оказывавшие противодействие нарушителю;
  • потерпевшие, с виктимным поведением;
  • потерпевшие, действия которых не находятся в причинной связи с совершенным преступлением.

Чаще всего с преступлением причинение смерти по неосторожности, связанным с ненадлежащим выполнением своих профессиональных обязанностей, сталкиваются рабочие и служащие. Род деятельности некоторых граждан предполагает неукоснительное следование должностным инструкциям. Так, например, врачи должны выполнять свои профессиональные обязанности, только в соответствии с предписаниями, действующими в области медицины. Рабочие специальности, такие как: крановщик, бульдозерист, ремонтник и другие, обязывают людей быть предельно внимательными, при выполнении своих функций.

По статистике, более половины преступлений по неосторожности совершается в состоянии алкогольного опьянения. Причем, пострадавшие до момента преступления, не редко сами распивают спиртные напитки с виновными, на своих рабочих местах, что, конечно же, недопустимо.

Преступления, связанные с неосторожностью и легкомыслием не редко совершаются лицами, ведущими асоциальный образ жизни. Вопреки нормам безопасности, они оборудую собственные жилища неразрешенными газовыми и электрическими приборами, а так же осуществляют действия, не поддающиеся логике и здравому смыслу, тем самым подвергая опасности не только свою жизнь, но и жизнь окружающих.

Судебная практика

Проанализировав судебную практику по данной категории дел, можно выделить следующее.

Постановлением ВС РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» разъяснено, что причинение по неосторожности смерти либо тяжкого вреда здоровью человека не охватывается составом ч.4 ст.234 УК РФ. В этих случаях действия виновного влекут ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст.234 УК РФ и соответствующими частями ст.109 УК РФ или ст.118 УК РФ;

Приговором Коптевского районного суда г. Москвы от 16.03.2015 гр.Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ. Как установлено судом, гр.Б. причинил смерть по неосторожности при следующих обстоятельствах: 29.01.2015 в период времени с 06 часов 00 минут до 08 часов 30 минут, гр.Б. и гр.Л. находились в квартире по адресу …, где распивали спиртные напитки. В ходе распития спиртных напитков гр.Л. стал демонстрировать гр.Б. технику владения ножом, упомянув при этом, что данный нож метательный. После чего гр.Б. взял разделочную деревянную доску и предложил гр.Л. метнуть нож в данную доску, на что гр.Л., отказавшись от этого, забрал указанную доску у гр.Б. и предложил метнуть нож в вышеуказанную разделочную доску ему самому, на что последний согласился. После чего гр.Л. вышел в коридор вышеуказанной квартиры и стал держать разделочную доску на уровне живота, а гр.Б., встав возле проема кухни напротив гр.Л. и не предвидя наступления от своих действий смерти гр.Л., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предотвратить эти последствия, с силой метнул вышеуказанный нож в направлении гр.Л., который в это время держал разделочную доску, намереваясь попасть в данную доску, однако, попал клинком ножа в левое бедро гр.Л., в результате чего потерпевший гр.Л. получил телесные повреждения в виде: колото-резанного ранения области левого бедра с повреждением артерии, сопровождающегося острой кровопотерей; колото-резаного ранения передней поверхности левого бедра в верхней его трети на границе с левой паховой областью с повреждением левой бедренной артерии, кровоизлиянием в мягкие ткани бедра по ходу раневого канала, наступление смерти гр.Л. состоит в прямой причинной связи с этим ранением. В результате неосторожных преступных действий гр.Б. смерть гр.Л. наступила 29.01.2015 в 11 часов 20 минут в машине скорой помощи во время транспортировки гр.Л. в ЦРБ, от колото-резаного ранения области левого бедра с повреждением бедренной артерии, сопровождавшегося острой кровопотерей. Суд назначил гр.Б. наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год 6 месяцев с удержанием из заработной платы осужденного 15% в доход государства. В силу ст.73 УК РФ суд признал назначенное гр.Б. наказание считать условным с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев.

Из вышеизложенного следует, что от правильной квалификации преступления зависит справедливость и соразмерность наказания деянию, в связи с этим не лишним будет обратиться за консультацией и помощью к адвокату по уголовным делам. Доказательство совершения преступления именно по неосторожности или неповинность в совершении его является приоритетной задачей адвоката по уголовным делам.

Образцы документов

  • Исковые заявления
    • Исковое заявление о возмещении ущерба от преступления
  • Жалобы
    • Апелляционная жалоба
    • Кассационная жалоба
    • Надзорная жалоба

Другой комментарий к Ст. 109 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Анализируемое преступление отличается от убийства лишь формой вины.

2. Под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновным понимается поведение лица, полностью или частично не соответствующее официальным требованиям или предписаниям, предъявляемым к лицу.

3. При наличии специальной нормы, предусматривающей ответственность за причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей (например, ч. 2 ст. 143, ч. 2 ст. 216 УК РФ), применению подлежит специальная норма.

Что такое преступное бездействие

Преступное бездействие — это пассивная форма поведения выраженного в акте общественно опасного и противоправного пове­дения (ст. 293 УК РФ), состоящий в несовершении лицом того, что оно по определен­ным основаниям могло и должно было совершить.

На практике преступное бездействие встречается значительно реже, чем действие: в 5% уголовных дел.

Отличие действия от бездействия

Наименования «действие» и «бездействие» носят условно-обобщающий и чисто уголовно-правовой характер. В этих наименованиях заложено традиционное для уголовного права выделение двух форм преступного поведения: активной — в форме действия и пассивной — в форме бездействия.

Путем бездействия совер­шаются, например, такие преступления, как халатность (неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, вследствие недобросовестного отношения к службе — ст. 293 УК), неоказание помощи больному (ст. 124 УК), остав­ление в опасности (ст. 125 УК), неисполнение обя­занностей по воспитанию несовершеннолетних (ст. 156 УК) и др.

Обязанность действовать определенным образом может воз­никнуть в силу следующих обстоятельств:

  • прямое указание закона или подзаконного акта (например лицо, управляющее автотранспортным средством, обязано соблю­дать Правила дорожного движения);
  • должностное положение лица либо профессия (например, врач обязан оказывать помощь больному в силу своей профессии);
  • родственные (семейные) отношения (например, обяза­нность детей заботиться о родителях);
  • наличие конкретной ситуации (например, заведомое оставле­ние без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению).

В теории уголовного права выделяют два вида преступного бездействия:

  1. чистое бездействие – невыполнение действий, которые лицо должно и могло было совершить (ст. 190 УК «Невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния»);
  2. смешанное бездействие – неисполнение обязанностей ненадлежащим образом или не в полном объеме (ст. 293 УК «Халатность»).

С психофизиологической точки зрения преступное бездействие обладает такими же свойствами, как и преступное действие, то есть это поведение человека, находящееся под контролем сознания и нося­щее волевой характер.

В общем случае необходимым условием привлечения лица к уго­ловной ответственности за преступное бездействие является установ­ление содержания обязанностей, возложенных на обвиняемого.

Кроме того, важным условием является также выяснение того, могла или не могла быть выполнена возложенная на лицо обязанность действовать определенным образом; если таковой возможности не было, то лицо не несет уголовной ответственно­сти за бездействие (например, врач не оказал помощь больному потому, что сам болел и по характеру своей болезни не мог прий­ти к больному и оказать ему помощь).

Оценка возможности или невозможности решается в каждом конкретном случае судом. Некоторые преступления могут быть совершены как дей­ствием, так и бездействием, например, нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транс­портных средств (ст. 264 УК) и др.

Поделиться с друзьями

Какую статью предусматривает УК РФ за бездействие

В Уголовном кодексе РФ нет отдельной статьи за преступное бездействие, следовательно, наказание за данный вид преступления будет зависть от того, какие последствия повлекло за собой несовершение лицом конкретных действий. Например:

  • если медицинским работником без уважительной причины не была оказана медицинская помощь больному человеку, в результате чего его здоровью был причинен вред средней тяжести, тяжкий вред или смерть, медика привлекут к уголовной ответственности, предусмотренной статьей 124 УК РФ;
  • в случае, если работодатель не выплачивает полностью или частично заработную плату сотрудникам, он может быть привлечен к уголовной ответственности по статье 145.1 УК РФ;
  • когда гражданин не передает имеющиеся у него сведения о преступлении уполномоченному органу, он может быть привлечен к ответственности по статье 316 УК РФ (в данном случае лицо может быть освобождено от ответственности, если преступление было совершено супругом или иным близким родственником).

Объективная сторона преступления

В уголовно-правовом смысле действие обладает также социальными и правовыми признаками, а именно общественной опасностью и противоправностью. Поэтому не является действием в уголовно-правовом смысле совершение запрещенного уголовным законом поступка, но в силу малозначительности не представляющего общественной опасности, например тайное хищение карандаша или нескольких листков бумаги (кража) одним студентом у другого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *