Принуждение к труду в школах

Здравствуйте,
Меня интересует вопрос о привлечении к труду учащихся общеобразовательных учреждений.
Согласно пункту 4, статье 34, закона об образовании. от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 31.12.2014)

Цитата:

Привлечение обучающихся без их согласия и несовершеннолетних обучающихся без согласия их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается.

Фраза «не предусмотренному образовательной программой» не говорит прямо, но намекает что принуждение к труду разрешается, если включить его в образовательную программу.
Согласно статье 37 Конституции РФ, принудительный труд запрещен, без каких либо дополнительных условий.
Конституция — это основной закон, и нижестоящий закон об образовании не должен ей противоречить. Тем не менее с 1992 года, с момента приятия конституции и закона об образовании, этот пункт использовался руководством общеобразовательных школ для привлечения учащихся к таким видам работ как:
* мытье полов в классе
* генеральная уборка в школе, оттирание полов и парт с порошком
* земельные работы: прополка грядок, плантаций, собирание урожая яблок, черноплодной рябины, и пр.
* уборка территории: мусора, и опавших листьев
* дежурство по школе: дети должны следить, чтобы никто не бегал, а после уроков отмывать стены
* отработки вместо учебных часов, на две недели
* летняя практика: тоже земельные работы
За работу руководство школы на платит. За уклонение от работы грозит отчислением, двойкой за год по труду или биологии или оставлением на второй год.
В комментариях к предыдущей редакции закона об образовании этот пункт прокомментирован юристами (Батяев А.А., Наумова Р.Л.) так:
Цитата:

В соответствии с Конституцией РФ (ст. 37) труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещен. Таким образом, администрация учебного заведения, заставляющая обучающегося, воспитанника бесплатно работать, нарушает его конституционные права. Однако сам обучающийся обязан соблюдать учебный план, разработанный и принятый образовательным учреждением в порядке, предусмотренном соответствующим правовыми актами. Таким образом, если такая обязанность предусмотрена в учебном плане образовательного учреждения и обоснована необходимостью формирования гражданской позиции, способности к труду и жизни, то им придется мыть лестницы, стены, подметать прилегающую к учебному заведению территорию. Во многих вузах эта строка в учебном плане называется «отработка». Студенты по группам раз в месяц примерно освобождаются от занятий и совершают различные общественно полезные поступки.

О каком формировании гражданской позиции идет речь мне непонятно. Принудительный труд унизителен, тем более бесплатный, и может привить только отвращение к работе.
Меня интересует как детям защитить свои права, защититься от принуждения к бесплатному труду в общеобразовательных школах?

Правовые основы использования детского труда в школе

П.В. Гулидов,
юрист, эксперт информационного центра «МЦФЭР Ресурсы образования»

В большинстве современных школ до сегодняшнего дня сохраняется традиция использовать труд обучающихся для целей учреждения (дежурство по классу и школе, общественно полезный труд, летняя трудовая практика и т. д.). При этом нередко игнорируются требования действующего законодательства в области детского труда, что приводит к нарушениям прав и законных интересов детей.

Детский труд в общеобразовательном учреждении может существовать в различных формах, начиная от регулярного дежурства по классу (включающего в себя работу по наведению порядка) и заканчивая летней трудовой практикой, от которой большинство школ в силу разного рода причин не может или не хочет до сих пор отказываться.

В советские времена детский труд (в установленных законом пределах) широко приветствовался во всех общеобразовательных учреждениях, поскольку его использование отвечало целям государства и проводилось в рамках трудового и патриотического воспитания достойного строителя коммунизма.

К примеру, в п. 3 Положения об организации общественно полезного, производительного труда учащихся общеобразовательных школ, утвержденного приказом Министерства просвещения СССР от 11.05.1985 № 81 (далее – Положение), о летней трудовой практике записано следующее:

  • «…проводится ежегодная трудовая практика учащихся: в V–VII классах в течение 10 дней по 3 часа в день, в VIII–IX классах – 16 дней по 4 часа, в X(XI) классах – 20 дней по 6 часов. Сроки, место и порядок прохождения практики определяются исполкомами районных и городских Советов народных депутатов исходя из местных условий.
  • … Продолжительность работы школьников во время каникул для учащихся II–IV классов – до 2 часов, V–VII классов – до 3 часов, VIII–IX классов – до 4 часов, X–XI(XII) классов – до 6 часов в день».

Опираясь на данную норму, школы совместно с местными органами государственной власти определяли для учеников места для осуществления трудовой деятельности в рамках обязательной школьной практики. Соответственно уполномоченные органы (в т. ч. органы управления образованием) обязаны были вести постоянный контроль за соблюдением вышеуказанных норм, а также иных правил охраны труда при выполнении школьниками различного рода работ (п. 16 Положения).

Нормативные документы, регламентирующие использование детского труда в школе

Сегодня ситуация изменилась. Так Закон РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» (далее – Закон об образовании) содержит единственную, но весьма важную норму о регулировании детского труда в образовательных учреждениях. В соответствии с ней привлечение обучающихся, воспитанников в гражданских образовательных учреждениях без их согласия и согласия родителей (лиц, их заменяющих) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещено (п. 14 ст. 50).

Аналогичная норма закреплена в п. 50 Типового положения об общеобразовательном учреждении, утвержденного постановлением Правительства РФ от 19.03.2001 № 196, согласно которому общеобразовательному учреждению запрещается привлекать обучающихся к труду, не предусмотренному образовательной программой, без их согласия и согласия родителей (законных представителей).

Ранее действовавшие нормативно-правовые акты, устанавливающие обязательность ученического труда за рамками учебной программы, со вступлением в силу в 1992 г. Закона об образовании были либо отменены, либо подлежали применению лишь в части, не противоречащей этому закону.

Единственным нормативно-правовым актом, сохранившим свою юридическую силу до сегодняшнего дня, является постановление Госкомтруда СССР, Госкомобразования СССР, Секретариата ВЦСПС и Секретариата ЦК ВЛКСМ от 03.06.1988 № 343/90-01-490/25-01/17-30/43/34-а «Об утверждении Положения о порядке и условиях добровольного труда учащихся общеобразовательной и профессиональной школы в свободное от учебы время». Однако данное Положение регулирует отношения, связанные с работой учащихся на предприятиях, в учреждениях и организациях с их согласия и в свободное от учебы время. Таким образом, речь в этом документе идет о возможности учащихся, достигших 14-летнего возраста, трудиться за вознаграждение, т. е. быть участниками трудовых отношений, что никак не связано с работой в рамках школы.

В то же время, даже указанное Положение косвенно подтверждает норму Закона об образовании, регламентирующую порядок привлечения учащихся к труду. Пункт 3 раздела I данного документа предусматривает следующее:

«Работа учащихся 8–9 классов на предприятии засчитывается как ежегодная трудовая практика, если ее продолжительность не меньше времени, установленного учебным планом общеобразовательной школы». А учебный план, как известно, формируется на основании учебной программы, о которой упоминается в п. 14 ст. 50 Закона об образовании.

Нормативными актами, непосредственно касающимися организации детского труда в общеобразовательном учреждении, являются на сегодняшний день приказы Минобразования России:

  • от 06.03.2001 № 834 «Об утверждении экспериментального Базисного учебного плана общеобразовательных учреждений Российской Федерации» (далее – приказ № 834);
  • от 09.03.2004 № 1312 «Об утверждении федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования» (далее – приказ № 1312).

В разделе «Финансирование базисного учебного плана общеобразовательных учреждений Российской Федерации» приложения к приказу № 834 прописано:

«Вопросы организации производительного труда, проведения трудовой практики решаются советами учебных заведений на основе добровольного участия школьников за счет использования часов ученического компонента».

Примерные учебные планы, утвержденные приказом № 1312, в свою очередь, предусматривают учебные практики в качестве элективных учебных предметов.

Кроме того, в процессе использования труда обучающихся общеобразовательное учреждение должно руководствоваться актами, устанавливающими разрешенные виды работ и нагрузок, а также иные общеобязательные правила в сфере внутришкольного детского труда. К числу таких актов, в частности, относятся:

  • постановление Правительства РФ от 25.02.2000 № 163 «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными и опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда лиц моложе восемнадцати лет»;
  • постановление Минтруда России от 07.04.1999 № 7 «Об утверждении Норм предельно допустимых нагрузок для лиц моложе восемнадцати лет при подъеме и перемещении тяжестей вручную»;
  • Санитарные правила и нормы СанПиН 2.4.6.664-97 «Гигиенические критерии допустимых условий и видов работ для профессионального обучения и труда подростков», утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора от 04.04.1997 № 5.

С учетом вышеизложенного сформулируем основные положения, которые необходимо знать органам управления общеобразовательным учреждением, принимающим решение о применении детского труда.

Добровольность участия ребенка в трудовой деятельности

Основополагающим принципом при решении вопроса о привлечении обучающихся к труду должна стать добровольность. Участие в труде школьников может быть только добровольным. При этом согласия одних лишь учащихся недостаточно: необходимо еще согласие их родителей (законных представителей).

Нарушение данного принципа должно расцениваться, как нарушение прав человека (ребенка) на защиту от принудительного труда. В соответствии с законом привлечение детей к работе без их согласия и согласия их родителей (законных представителей) является принудительным трудом, пусть даже фактически это происходит достаточно безболезненно (т. е. никто ни на кого не кричит, никто никого не бьет и т. д.).

В силу гл. 2 ст. 37 Конституции РФ принудительный труд в Российской Федерации находится под строжайшим запретом. Указанная норма Конституции РФ базируется на международном праве: принудительный и обязательный труд запрещен Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 8).

Должностные лица, виновные в организации принудительного труда детей, могут быть в установленном порядке привлечены как к дисциплинарной, так и к уголовной ответственности, особенно если будет доказано, что школа применяла к ученикам какие-либо меры принуждения.

Закрепить указанный выше принцип добровольности лучше всего письменно. Право школы на привлечение ребенка к труду, не запрещенному ему по состоянию здоровья и возрасту, а также в определенных пределах можно закрепить в договоре между школой и родителями (законными представителями) обучающихся. Или же специально для организации детского труда школа может заключить с родителями (законными представителями) учащихся отдельные (специальные) договоры. Следует помнить, что в силу ст. 26 Гражданского кодекса РФ указанные договоры подписывают не только родители (законные представители), но и сами учащиеся, начиная с 14-летнего возраста. Это будет являться письменным подтверждением их согласия на детский труд. Естественно, что в любом из указанных договоров должны быть четко определены порядок, условия и объем детского труда (например, дежурство по классу два раза в месяц, включающее в себя: влажную уборку класса, поливку цветов, вынос мусора и т. д.). В противном случае у школы могут появиться основания для злоупотребления доброй волей учащихся и их родителей (законных представителей) на использование бесплатного детского труда.

Еще одна проблема, с которой, по нашему мнению, придется столкнуться практически любой школе, это ситуация, когда одна часть учеников класса выразит желание добровольно работать в интересах школы, а другая часть (пусть даже меньшая) – нет. Как выйти из данного положения и как сделать так, чтобы «отказники» не стали в классе «белыми воронами» и «изгоями», решать школе и педагогам. Но допускать развитие ситуации именно в таком направлении категорически запрещено, поскольку Закон об образовании не предоставляет никаких преимуществ тем учащимся, которые добровольно работают на благо своего учреждения.

Труд, предусмотренный образовательной программой

Указанный выше принцип добровольности может быть нарушен без ущерба для школы и ее должностных лиц лишь в одном случае – когда детский труд предусмотрен образовательной программой данного общеобразовательного учреждения.

Согласно п. 6 ст. 9 Закона об образовании основные общеобразовательные программы начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования обеспечивают реализацию федерального государственного образовательного стандарта с учетом типа и вида образовательного учреждения, образовательных потребностей и запросов обучающихся, воспитанников и включают в себя учебный план, рабочие программы учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей) и другие материалы, обеспечивающие духовно-нравственное развитие, воспитание и качество подготовки обучающихся.

Приказ № 834, как уже отмечалось выше, предусматривает, например, организацию трудовой практики за счет часов ученического компонента, являющегося в соответствии с данным приказом частью учебного плана. Следовательно, школа вправе обязать учащихся принимать участие в летней трудовой практике лишь в случае, если эта практика является составной частью ее учебного плана, сформированной за счет часов ученического компонента.

Однако при таком положении вещей практика, по сути, будет представлять собой занятия по трудовому обучению, которые необходимо организовывать и проводить согласно учебной программе. При этом учащиеся должны быть аттестованы в установленном законом порядке.

Таким образом, кажущегося расхождения между нормой Закона об образовании и приказом № 834, в которой говорится об исключительной добровольности школьной практики, на самом деле нет, поскольку то, что предусмотрено Законом об образовании, практикой, как таковой, не является.

Одновременно у школы могут возникнуть проблемы с привлечением учащихся к труду в каникулярное время, поскольку расписание занятий, в части трудовой практики, придется в этом случае составлять и с учетом летнего периода, т. е. смещать каникулы, но при этом сохранить их установленную продолжительность. Во-первых, сделать это можно далеко не во всех классах (например, не в выпускные классах), во-вторых, вряд ли какая-либо школа решится «украсть» у своих учащихся хотя бы часть летнего отдыха, а если и решится, то не будет растягивать период летней практики на несколько месяцев, как это было раньше.

Что же касается реализации школьной практики в рамках элективных учебных предметов, как это предусмотрено приказом № 1312, то она осуществляется в пределах компонента образовательного учреждения и также предполагает обязательное отражение в учебном плане общеобразовательного учреждения со всеми вытекающими отсюда последствиями, указанными выше.

Все вышеизложенное также актуально и для иных форм детского труда в рамках общеобразовательного учреждения. Если, к примеру, ремонт школьной техники или изготовление каких-либо бытовых вещей для школы (например, пошив фартуков и халатов для работников кухни и т. д.) можно обосновать образовательной программой по трудовому обучению, то организовывать такую работу школе никто не запретит (естественно, при условии соблюдения законодательства об охране труда несовершеннолетних). Все остальное, что находится за пределами учебной программы, выполняется исключительно на добровольных началах, опять же с соблюдением трудового законодательства и законодательства об охране труда детей. Возвращаясь к теме летней трудовой практики (т. к. именно по ней возникает большая часть вопросов и жалоб со стороны учащихся и их родителей), отметим, что вопрос об ее введении должен решать только совет общеобразовательного учреждения – орган управления школой, в который входят представители педагогического коллектива, учащихся и их родителей (законных представителей).

Именно для того, чтобы учитывать интересы всех участников образовательного процесса, приказом № 834 возложено решение указанного вопроса на представительный орган школы.

Порядок формирования совета школы и порядок принятия им решений должен устанавливаться уставом школы, они также могут дополнительно регламентироваться отдельным локальным актом (Положением о совете школы и т. д.).

Работа на основании трудового договора

Организация детского труда в общеобразовательном учреждении может производиться и на вполне законных основаниях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации (далее – ТК РФ). В этом случае учащиеся, достигшие возраста 14 лет, могут в свободное от учебы время работать в школе на основании трудового договора. Происходит это с обязательного согласия родителей (законных представителей) учащихся и органов опеки и попечительства (ст. 63 ТК РФ). Кроме того, речь здесь может идти только о легком труде, не противопоказанном ребенку по состоянию здоровья и возрасту. Необходимо помнить, что работа по трудовому договору не должна мешать учащемуся в получении знаний. Примером такого труда является участие обучающихся в работе школьных бригад в период летних каникул. В рамках организации летней занятости детей на цели школьных бригад специально выделяются определенные средства, что позволяет школьникам не только провести каникулярное время с пользой для школы, но и заработать неплохие (для несовершеннолетних) деньги. Однако при этом администрации школ помимо вышеуказанных актов надлежит руководствоваться и ТК РФ, особенно гл. 42, непосредственно посвященной особенностям регулирования труда работников, не достигших 18 лет.

Новая редакция Ст. 4 ТК РФ

Принудительный труд запрещен.

Принудительный труд — выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в том числе:

в целях поддержания трудовой дисциплины;

в качестве меры ответственности за участие в забастовке;

в качестве средства мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития;

в качестве меры наказания за наличие или выражение политических взглядов или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе;

в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности.

К принудительному труду также относится работа, которую работник вынужден выполнять под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в то время как в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами он имеет право отказаться от ее выполнения, в том числе в связи с:

нарушением установленных сроков выплаты заработной платы или выплатой ее не в полном размере;

возникновением непосредственной угрозы для жизни и здоровья работника вследствие нарушения требований охраны труда, в частности необеспечения его средствами коллективной или индивидуальной защиты в соответствии с установленными нормами.

Для целей настоящего Кодекса принудительный труд не включает в себя:

работу, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской обязанности и военной службе или заменяющей ее альтернативной гражданской службе;

работу, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в порядке, установленном федеральными конституционными законами;

работу, выполняемую в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случае бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии) и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части;

работу, выполняемую вследствие вступившего в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законодательства при исполнении судебных приговоров.

Другой комментарий к Ст. 4 Трудового кодекса Российской Федерации

1. Запрещение принудительного труда, так же как запрещение дискриминации в сфере труда, является одним из четырех фундаментальных принципов международного трудового права, зафиксированных в Декларации МОТ 1998 г. (см. комментарий к ст. 10). Обособление законодательной регламентации данного принципа в отдельной статье Трудового кодекса тоже следует расценивать как показатель его особой значимости, которую законодатель счел необходимым подчеркнуть таким образом.

Помимо международного трудового права, нормы о запрете принудительного труда содержатся в международном гуманитарном праве, к источникам которого относятся акты общего и регионального действия. Примером первого из них может служить Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 8), примером второго — Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (ратифицирована Россией 4 ноября 1995 г. Международное гуманитарное право в документах / Сост. Ю.М. Колосов и И.И. Котляров. М., 1996. С. 541 — 552).

Наиболее детализированная правовая регламентация запрещения принудительного труда содержится в международном трудовом праве, которое посвятило этой проблеме две конвенции МОТ: Конвенцию N 29 «О принудительном или обязательном труде» 1930 г. и Конвенцию N 105 «Об упразднении принудительного труда» 1957 г. (см.: Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 — 1990. Т. 1. Женева, 1991. С. 197 — 208; Т. 2. С. 1161 — 1164). Обе Конвенции ратифицированы нашей страной.

Кроме того, в правовой системе России запрет принудительного труда содержится в ч. 2 ст. 37 Конституции РФ и ст. 1 Федерального закона «О занятости населения в Российской Федерации».

2. Определение принудительного труда в соответствии с ч. 2 ст. 4 ТК РФ основывается на формулировке, содержащейся в п. 1 ст. 2 Конвенции МОТ N 29, в которой сказано, что термин «принудительный, или обязательный труд» означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. В отличие от определения, приведенного в ч. 2 ст. 4 ТК, Конвенция N 29 как в самом названии, так и в содержании говорит не только о принудительном, но и об обязательном труде. Однако никакого самостоятельного значения в термин «обязательный труд» в сравнении с термином «принудительный труд» данная Конвенция не вкладывает, в силу чего они фактически используются как синонимы. С этой точки зрения российское законодательство вполне правомерно оперирует только одним из этих терминов — «принудительный труд».

Вместе с тем характеристика принудительного, или обязательного, труда, данная Конвенцией N 29, содержит не один, как в ч. 2 ст. 4 ТК, а два признака. Помимо выполнения работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), Конвенция N 29 относит к числу признаков принудительного, или обязательного, труда также факт отсутствия добровольного предложения работником своих услуг для выполнения данной работы. Это обстоятельство свидетельствует не о нарушении российским законом положений Конвенции N 29, а о более жестком подходе к вопросу квалификации конкретного труда в качестве принудительного. Если по нормам международного трудового права для этого требуется одновременное наличие двух признаков, то по российскому законодательству достаточно одного в виде угрозы применения какого-либо наказания (насильственного воздействия).

В дополнение к общему определению принудительного труда ч. 2 ст. 4 приводит его конкретные примеры, практически текстуально совпадающие с перечнем форм принудительного, или обязательного, труда, данным в ст. 1 Конвенции МОТ N 105. В этом аспекте российское законодательство о запрете принудительного труда полностью соответствует нормам международного трудового права.

3. Часть 3 ст. 4 ТК РФ не имеет аналогов в международном трудовом праве и по сути расширяет перечень видов принудительного труда, который содержится в ст. 1 Конвенции МОТ N 105. Отечественный законодатель предпринял весьма нетривиальный подход к формулировке этих двух дополнительных видов принудительного труда. Так, согласно ч. 3 ст. 4 разновидностью принудительного труда признается нарушение установленных сроков выплаты заработной платы или ее выплата не в полном размере. Основываясь на буквальном толковании данной формулировки, к принудительному следует относить любой труд, осуществляемый в условиях отсутствия его оплаты не только в полном, но и в частичном размере. Иными словами, любая задержка выплаты, частичная или полная невыплата заработной платы должны квалифицироваться в качестве принудительного труда вне зависимости от причин, повлекших данные последствия, и вины работодателя в их возникновении. Поскольку же принудительный труд запрещен, то работодатель не вправе требовать его выполнения, а работник вправе отказаться от выполнения работы, не оплачиваемой надлежащим образом, до возобновления надлежащей оплаты труда (см. ст. 142 и комментарий к ней, а также ч. 2 п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Аналогичным образом обстоит дело и со второй разновидностью принудительного труда, указанной в ч. 3 ст. 4 ТК РФ. В данном случае работник также вправе отказаться от выполнения своих трудовых обязанностей вне зависимости от причин, приведших к отсутствию у него средств коллективной или индивидуальной защиты либо породивших угрозу его жизни или здоровью.

По существу право работника прекратить выполнение порученной ему работы в таких условиях представляет собой способ самозащиты основного трудового права на получение оплачиваемой и безопасной работы. Совершенно очевидно, что возможность воспользоваться данным способом защиты нарушенного права возникает с момента появления феномена принудительного труда, т.е. с первого дня невыполнения работодателем вытекающей из трудового договора обязанности по надлежащей оплате и охране труда.

Однако практическое применение этого способа защиты наталкивается на два препятствия, которые создали ст. ст. 142 и 379 ТК РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 142 у работника возникает право приостановить работу не с первого, а лишь с 15 дня задержки заработной платы. В то же время отсутствие выплаты заработной платы при продолжении работником выполнения работы в течение 15 дней, предшествующих появлению у него права на приостановление работы, должно в соответствии с ч. 3 ст. 4 ТК, причем совершенно определенно, признаваться принудительным трудом, который запрещен. Таким образом, не предоставляя работнику права приостановить неоплачиваемую работу до истечения 15-дневного срока задержки выплаты заработной платы, ч. 2 ст. 142 тем самым разрешает 15-дневное применение принудительного труда в той форме, которая прямо запрещена ч. 3 ст. 4. Разумеется, это нонсенс, от воспроизведения которого практика применения трудового законодательства должна избавляться. Путь в данном случае только один — признание юридического верховенства за международными актами, запрещающими применение принудительного труда. В системе российского трудового законодательства это юридическое верховенство принадлежит ст. 4 ТК, запрещающей любой принудительный труд, в том числе в виде работы без надлежащей оплаты.

4. Часть 4 ст. 4 ТК РФ содержит перечень видов работ, не признаваемых разновидностями принудительного труда. В целом он согласуется с аналогичным перечнем, содержащимся в ст. 2 Конвенции МОТ N 29. Однако необходимо учитывать, что перечень, содержащийся в Конвенции, сформулирован более широко, нежели перечень, приводимый ст. 4, поскольку в него дополнительно к ст. 4 включается:

всякая работа или служба, являющаяся частью обычных гражданских обязанностей граждан полностью самоуправляющейся страны;

мелкие работы общинного характера, т.е. работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива, при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.

Несмотря на то что наш законодатель отказался от воспроизведения в Трудовом кодексе формулировок этих исключений из видов принудительного труда, они сохраняют и в отношении нашей страны правовую силу, которая вытекает из факта ратификации Россией соответствующей Конвенции. Отсюда следует, что принудительным трудом, в частности, не следует признавать те работы, которые выполняются для прямой пользы коллектива членами данного коллектива по благоустройству и санитарно-гигиенической профилактике зданий и территорий, занимаемых школами, интернатами, детскими и юношескими оздоровительными лагерями, а также учреждениями, ведающими исполнением административных и уголовных наказаний, при условии предоставления представителям данных коллективов права высказывать свое мнение относительно целесообразности проведения таких работ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *