Статья 26.2 КоАП РФ. Доказательства

Новая редакция Ст. 26.2 КоАП РФ

1. Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

3. Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

4. В качестве доказательств допускаются объяснения участников производства по делу об административном правонарушении, полученные путем использования систем видео-конференц-связи.

Признаки правонарушения

Согласно статье 2.1 КоАП РФ, правонарушение может иметь две формы: действие и бездействие. В совокупности эти виды именуются деянием. Что характерно для деяния, противоречащего закону? Во-первых, противоправность. Бездействие или действие может быть допущено вопреки законным установкам. Во-вторых, для правонарушения характерна виновность. При этом вина может иметь несколько видов, в числе которых умысел и неосторожность.

Умышленное нарушение право характеризуется осознанием виновного лица происходящего. Нарушитель прекрасно понимает, что нарушает закон, однако не желает останавливаться. В случае же с правонарушением по неосторожности виновное лицо могло предвидеть последствия незаконных действий, однако никак не имело возможности повлиять на их предотвращение.

Дело об административном правонарушении умышленного характера имеет куда более серьезный характер, чем дело о нарушении по неосторожности. Именно поэтому и санкции здесь устанавливаются более жесткие.

В ряду остальных признаков также выделяются субъект правонарушения и наказуемость деяния.

Объективная сторона административного правонарушения

Виновность, противоправность, наказуемость, наличие субъекта — всего этого может быть недостаточно для возбуждения дела об административном правонарушении. При отсутствии состава правонарушения нельзя говорить о возможности возбудить административное дело.

Что включает в себя административный состав нарушения? Во-первых, объект. В данном случае это общественные отношения, которые охраняются рядом санкций. Общим объектом будет являться совокупность общественных отношений, что регулируются нормами российского права. Объект также имеет деление на две формы: родовую и непосредственную. Родовыми объектами являются правонарушения, зафиксированные в частях КоАП РФ: это гражданские права, отношения в сфере охраны имущества и т.д. Есть также непосредственный объект, выделяется который в отдельных главах КоАП РФ. Таким образом, непосредственные объекты группируются в родовые.

Что является объективной стороной нарушений закона? Согласно заключениям специалистов, это все признаки правонарушения. Здесь стоит выделить причинно-следственные связи, негативные последствия и т.д.

Субъективная сторона правонарушения

Субъектом нарушения права является любой вменяемый гражданин, достигший 16 лет и совершивший административное правонарушение. Субъекты могут быть специальными и особыми. В первом случае речь идет про несовершеннолетних, должностных лиц, специальных работников и т.д. В случае же с особыми субъектами выделяются военнослужащие, некоторые государственные или судебные деятели и прочие граждане.

Субъективной стороной нарушения права является психическое отношение субъекта к совершенному нарушению. Речь здесь идет о понятии «вина», которое меняется в зависимости от формы правонарушения: умышленного или неосторожного.

Предмет доказывания

Обстоятельства по делам об административных правонарушениях подлежат специальным процедурам проверки и экспертизы. Немалую роль здесь играет и процедура доказывания. Что она собой представляет?

Сбор, объединение, исследование, оценивание, использование и применение доказательств — все это входит в так называемый предмет доказывания. Все представленные процедуры необходимы для установления объективной истины по делам о нарушениях права. Доказыванием занимается сам судья, либо уполномоченные на то должностные лица.

Основной вопрос, на который должна предоставить ответ процедура доказывания, выглядит довольно просто: было ли правонарушение? Правильно ответить на этот вопрос можно будет лишь в том случае, если собраны и проанализированы все доказательства по делам об административном правонарушениях.

Экспертиза

Экспертная деятельность занимает особое место в предмете доказывания. Специалисты дают оценку доказательствам по делу об административном правонарушении. Составляется специальное экспертное определение, в котором указываются:

  • основания проведения экспертизы;
  • наименование экспертного учреждения;
  • вопросы, которые ставятся перед экспертом;
  • перечень материалов дела.

Эксперт обязан качественно реализовать все свои профессиональные функции и предоставить характеристику каждому из представленных пунктов. Несогласие с экспертным заключением должно быть мотивировано.

Истребование документации

Истребование является полномочием судебного органа, судьи или уполномоченного должностного лица. Это важнейший элемент в предмете доказывания. Но как он применяется?

Вначале полицией, следственными или дознавательными органами ведется работа по сбору доказательств. После набора необходимого количества вещей и показаний происходит группирование по классификациям. Доказательства могут поочередно предъявляться суду. При этом должностные лица или сам судья имеют право на запрос всего доказательственного пакета. Истребуемые сведения должны быть переданы в течение трех дней с момента получения соответствующего определения. Если же правонарушение может повлечь арест или выдворение, то пакет должен быть передан незамедлительно.

Суд также может оценивать доказательства. Для этого, как правило, привлекаются эксперты и создается коллегиальный орган. Все элементы оцениваются путем полного, объективного, всестороннего исследования. Имеет здесь место и внутреннее убеждение. Рассматриваются источники доказательств — например, граждане, предоставившие показания. Стоит также отметить, что никакие доказательства не могут обладать заранее установленной силой.

Какие обстоятельства смягчают ответственность?

Стоит обратиться к статье 4.2 КоАП РФ. В ней рассказывается про ряд обстоятельств, которые могут смягчить ответственность за правонарушение. Вот что здесь необходимо выделить:

  • провинившееся лицо раскаялось;
  • лицо, совершавшее правонарушение, осознало незаконный характер своих действий и добровольно попыталось предотвратить последствия содеянного;
  • лицо, совершившее административное правонарушение, добровольно «сдалось» в уполномоченный правоохранительный орган;
  • лицо посодействовало правоохранительным органом в раскрытии дополнительных обстоятельств правонарушения;
  • лицо предотвратило вредные последствия правонарушения;
  • виновное лицо добровольно возместило вред пострадавшим;
  • правонарушение было совершено несовершеннолетним лицом;
  • нарушение закона было реализовано в состоянии аффекта — сильного душевного волнения (здесь же допускаются тяжелые личные или семейные обстоятельства);
  • правонарушение было совершено беременной женщиной или мужчиной, у которого на попечении имеется малолетний ребенок.

Стоит отметить, что некоторые доказательства по КоАП также могут смягчать ответственность. Речь идет о тех моментах, когда предмет доказывания указывает на смягчающие обстоятельства.

Какие обстоятельства исключают ответственность?

В статье 24.5 закреплен ряд обстоятельств, которые полностью исключают дело об административном правонарушении. Здесь стоит отметить:

  • отсутствие события нарушения права;
  • совершение нарушающего закон деяния в крайней необходимости (например, при спасении собственной или чьей-то жизни);
  • отсутствие состава нарушения права;
  • не достижение виновным лицом возраста наступления административной ответственности, невменяемость лица;
  • издание Госдумой акта амнистии и много другое;
  • снятие с рассмотрения или полное отсутствие доказательств по делам об административных правонарушениях (статья 26.2 КоАП РФ).

Здесь же нужно выделить смерть виновного лица. Как только ЗАГС выдает свидетельство о смерти гражданина, прекращается и административное делопроизводство.

Комментарий к Статье 26.2 КоАП РФ

1. Комментируемая часть определяет понятие доказательств по делу об административном правонарушении. Таковыми являются любые фактические данные, которые могут способствовать выяснению обстоятельств, указанных в ст. 26.1 КоАП.

2. В комментируемой части приведен перечень таких доказательств. Более подробно о каждом виде доказательств см. комментарии к ст. 26.3 — 26.8 КоАП.

3. В комментируемой части устанавливается запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона. Нарушения могут быть различными: получение доказательств с помощью пыток, унижающего человеческое достоинство обращения, нарушение порядка проведения административного расследования и др. Следует также иметь в виду, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указал, что нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1, ч. 2 ст. 25.2, ч. 3 ст. 25.6 Кодекса, ст. 51 Конституции РФ, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупреждены об административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по ст. 17.9 Кодекса, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы.

Другой комментарий к Ст. 26.2 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Доказательства являются необходимыми средствами решения задач производства по делам об административных правонарушениях. Сведения об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, образуют содержание доказательств. Из смысла и содержания данной статьи вытекают следующие черты, присущие доказательствам по делу об административном правонарушении:

доказательство должно содержать фактические данные, а не оценочное суждение или мнение о действиях людей, о событиях и т.д.;

данные должны относиться к данному конкретному делу, т.е. подтверждать или опровергать определенное обстоятельство, подлежащего доказыванию;

способы получения и формы закрепления доказательства должны соответствовать виду доказательства и источнику фактических данных;

не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

2. В ч.2 рассматриваемой статьи указаны следующие доказательства: протокол об административном правонарушении; объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности; показания потерпевшего, свидетелей; заключение эксперта иные документы, показания специальных технических средств; вещественные доказательства, протокол об административных правонарушениях. Их можно сгруппировать следующим образом.

По источнику доказательства:

а) личные (объяснения правонарушителя, показания свидетеля);

б) предметные (вещественные доказательства, письменные документы).

Между этими доказательствами имеется весьма существенное различие. Оно состоит в том, что информация, содержащаяся в личных доказательствах, предварительно воспринята сознанием человека и переработана им. Поэтому личные доказательства всегда имеют субъективный характер. Предметные доказательства объективны и не зависят от индивидуальных особенностей.

В зависимости от способа формирования доказательства:

а) первоначальные доказательства, полученные из первоисточника (например, показания свидетеля, который был очевидцем дорожно-транспортного нарушения);

б) производные доказательства, которые получены на основе первоначальных сведений через какие-либо промежуточные звенья («из вторых рук»), а также, например, копии документов.

По характеру связи между доказательствами и фактом, подлежащим установлению:

а) прямые — те, которые однозначно подтверждают или опровергают существование любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию (зафиксированное надлежащим техническим средством грубое превышение скорости водителем). Прямое доказательство никаких альтернатив не допускает, его значение однозначно в толковании и все вопросы сводятся только к оценке его достоверности. Достоверным является доказательство, истинность которого не вызывает сомнений;

б) косвенные — устанавливающие промежуточные факты. С помощью этих фактов может быть выяснено обстоятельство, имеющее непосредственное отношение к предмету доказывания. Наиболее значимыми являются доказательства, которые устанавливают факт возможности какого-либо события, являения или какой-то особенности конкретного лица (нарушенная координация движения при употреблении алкогольных напитков).

3. Каждое доказательство должно обладать свойствами допустимости и относимости.

4. Допустимость доказательства — это пригодность для использования при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, соответствие требованиям закона относительно источников, порядка обнаружения, закрепления и исследования доказательств.

Основополагающим элементом допустимости выступает законность источника (перечень источников фактических данных сформулирован в ст.28.1 КоАП РФ). Не могут служить доказательствами фактические данные, полученные из анонимных источников. В качестве свидетеля не может выступать должностное лицо, которому стали известны какие-либо сведения при выполнении должностных полномочий (например, должностное лицо, которое обнаружило административное правонарушение. В данном случае доказательством будет служить протокол этого должностного лица);

Законным должен быть и способ получения доказательства. Доказательства могут быть получены лишь предусмотренным законом способом, чаще всего путем контрольно-надзорной проверки (например, осмотр помещения, изъятие вещей). При этом должны быть соблюдены все процессуальные требования; полученное доказательство должно быть правильно оформлено. Так, изъятие вещей, являвшихся орудием совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных при осуществлении осмотра принадлежащих юридическому лицу территории, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества, а также соответствующих документов, осуществляется должностными лицами в присутствии двух понятых. Соблюдением процессуальной формы гарантируется как достоверность, полученных данных, так и защита прав и интересов граждан.

Достоверность может быть восполнена в процессе дополнительного административного расследования. Доказательства, получение которых связано с ущемлением прав и интересов граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, считаются ничтожными.

Получение доказательства должно осуществляться только правомочным должностным лицом. Например, должностное лицо, подлежащее отводу не вправе проводить никаких процессуальных действий по делу (ст.29.3 КоАП РФ).

5. Относимость доказательства указывает на связь его содержания с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу, на основании которой оно может быть использовано для установления этих обстоятельств.

Доказательство будет относимым, если в нем содержатся сведения о любых фактах, имеющих какое-либо значение для дела. Определение относимости доказательств происходит в процессе доказывания. Оно начинается с собирания доказательств, когда решается вопрос о том, какие процессуальные действия необходимо провести и каких результатов можно от них ожидать с точки зрения выяснения обстоятельств дела. Относимость доказательства определяется по определению обстоятельства, которое входит в предмет доказывания по делу, а также способно ли доказательство по своему содержанию служить установлению этого обстоятельства.

Достоверность доказательств

Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Проверка доказательств на их достоверность может охватывать многие аспекты.

Во-первых, достоверное доказательство должно быть получено из доброкачественного источника информации. Но это не единственное требование, так как даже самый доброкачественный свидетель может заблуждаться, ошибаться. Современные методы экспертных исследований могут оказаться недостаточными для формулирования доброкачественного заключения, и прочие особенности источника могут сказаться на качестве доказательства. Достоверность показаний свидетеля зависит от того, при каких условиях происходило восприятие, запоминание, а затем воспроизведение событий. Большое значение в этом процессе играют личностные особенности конкретного человека. Если говорить о заключении эксперта, то важна избранная методика исследования, ее бесспорность, возможность получения окончательного, а не вероятностного вывода и пр. Достоверность письменных доказательств проверяется на предмет наличия всех необходимых реквизитов. Подчистки, нечеткость печати, подписи и т.п. могут свидетельствовать о недостоверности доказательств.

Статья 67 ГПК содержит подробную регламентацию оценки достоверности письменных доказательств. Так, при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств (ч. 5 ст. 67 ГПК). Недаром для оценки достоверности доказательства относительно принадлежности подписи уполномоченному лицу суд запрашивает правоустанавливающие документы, из которых следует полномочие лиц на подписание документов.

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (ч. 6 ст. 67 ГПК). По причине недостоверности доказательств суд не принимает письма, направленные с помощью факса, ибо последние сложно проверить на предмет их достоверности.

Вопросы оценки достоверности доказательств часто отражены в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Например, по делам, связанным с усыновлением детей, при исследовании представленных органом опеки и попечительства документов судье необходимо проверить, выданы ли они компетентными органами (лицами) и заверены ли они соответствующими подписями и печатями. Если судьей будет установлено, что к заключению органа опеки и попечительства приложены не все необходимые документы либо заключение или документы не отвечают требованиям, предъявляемым к ним, то ему следует истребовать надлежащие заключение и документы от органа опеки и попечительства (п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 20.04.2006 № 8).

Во-вторых, достоверность информации проверяется при сопоставлении нескольких доказательств. «При возникновении сомнений в достоверности исследуемых доказательств их следует разрешать путем сопоставления с другими установленными судом доказательствами, проверки правильности содержания и оформления документа, назначения в необходимых случаях экспертизы и т.д.» (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» (далее – постановление Пленума ВС РФ от 26.06.2008 №13).

Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений говорит о недостоверности каких-либо доказательств. Так, суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (ч. 7 ст. 67 ГПК).

Можно привести интересный случай из судебной практики, который подтверждает необходимость рассмотрения всех доказательств во взаимосвязи для выявления их достоверности или, наоборот, противоречивости.

Пример. Б. обратилась в городской суд г. Лесного с иском к Р. о компенсации морального вреда, указав, что 26 мая 2007 г. около 11 часов корова соседей Р. зашла на ее приусадебный участок, расположенный рядом с жилым домом, на котором был посажен картофель, и истоптала его. Ответчица Р. пришла на участок истицы с граблями и стала боронить землю. Когда Р. отказалась выполнить требования Б. покинуть ее огород, Б. взяла Р. за руку и повела к выходу, в ответ Р. укусила ее за руку. В результате действий Р. истице было причинено телесное повреждение в виде кровоподтека в области тыльной поверхности левой кисти книзу от второго пястно-фалангового сустава, которое относится к телесным повреждениям, не повлекшим за собой вред здоровью. От укуса ответчицы она испытала боль, к судмедэксперту обратилась по направлению участкового инспектора.

В связи с причиненными физическими страданиями, Б. просила взыскать с ответчицы компенсацию морального вреда в размере 2000 руб., а также расходы по оплате услуг адвоката.

Ответчица Р., действуя лично и через представителя П., иск не признала, указав, что истца не кусала, а сделала только вид, что хочет ее укусить, повреждения Б. могла получить на своем земельном участке, могла укусить себя сама.

В кассационной жалобе истица также ссылалась на незаконность определения суда от 17 июня 2008 г., которым только частично было удовлетворено ее ходатайство об обеспечении доказательств по делу, а именно: об ознакомлении и снятии копий с журналов и документов мирового судьи участка № 2 г. Лесного за июнь- июль 2007 г., относящихся к их делу; о признании недопустимыми доказательствами по делу и исключении из числа доказательств акта медицинского освидетельствования от 28 мая 2007 г., объяснения лиц от 26 мая 2007 г., полученные участковым инспектором Е.; о проведении следственного эксперимента по делу с использованием грабель для установления положения истца и ответчика во время конфликта; о получении по месту работы истца сведений о времени ее нахождения на работе 26 мая 2007 г.; об определении места укуса, фактического места укуса; о вызове в судебное заседание специалиста для участия в следственном эксперименте для пояснения значений медицинских терминов по данным анатомического атласа и месту укуса; о получении судом отпечатка режущих кромок передних зубов (резцов) Р. для установления картины укуса, если бы он был сделан Р.; о приобщении фотографии зубов Р.; о запросах в ЦМСЧ-91 г. Лесного, в частности, сведений о графике работы судебно-медицинского эксперта, в удовлетворении которых суд отказал, только частично удовлетворив ходатайство представителя ответчика П. о приобщении к материалам дела фотографии зубов Р.; представленные материалы, поступившие мировому судье из ОВД г. Лесного (в подлинниках) исследованы судом и приобщены к материалах дела в копиях.

Как следует из материалов дела, мировому судье поступил материал проверки по факту причинения Б. телесных повреждений Р. по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 УК, однако в связи с тем, что Б. не подала мировому судье заявление о возбуждении дела частного обвинения в отношении Р., по данному факту уголовное дело частного обвинения не возбуждалось. Вместе с тем несмотря на то, что уголовное дело частного обвинения в отношении Р. по факту причинения Б. телесных повреждений не возбуждалось, судом было достоверно установлено, что ответчица причинила истице телесные повреждения, укусив ее за руку, что подтверждается актом судебно-медицинского освидетельствования от 28

мая 2007 г. в отношении Б., у которой судмедэкспертом было зафиксировано телесное повреждение в виде кровоподтека в области тыльной поверхности левой кисти книзу от второго пястно-фалангового сустава.

В то же время материалы проверки, проведенной участковым инспектором Е., и показания свидетелей К. и Н., не доверять которым у суда не имелось оснований, поскольку они являются незаинтересованными в исходе дела лицами, подтверждают обстоятельства причинения ответчицей истице телесных повреждений в результате действий, которые истица и свидетель К. расценивали как укус, а ответчица, не оспаривая обстоятельств произошедшего между ней и истицей инцидента, имевшего место на земельном участке Б., полагала имитацией укуса. Оснований подвергать сомнениям показания свидетеля К., которая последовательно и подробно давала одинаковые показания как в своих письменных объяснениях в рамках проводимой участковым инспектором проверки, так и в судебном заседании, не имелось. Доводы ответчика о фиктивности данных доказательств являются необоснованными, не опровергаются они и представленной записью на диске от 26 июня 2008 г., при отсутствии подтверждения о том, что запись беседы проводилась именно с данным лицом, а также в связи с тем, что указанное доказательство было получено после вынесения судом решения 17 июня 2008 г.

Суд кассационной инстанции иные утверждения ответчика не может принять во внимание, поскольку они направлены на неправильное толкование закона, однако суд первой инстанции правильно применил закон и оснований к отмене решения не имеется. Доводы о том, что Б. укусила себя сама или имитировала зубной укус, суд кассационной инстанции считает не убедительными и не доказанными.

Таким образом, факт причинения Б. телесных повреждений именно Р. подтверждается помимо письменных доказательств показаниями сторон и свидетеля К., которым так же, как и показаниям свидетеля Н., суд дал правильную оценку.

Из данного примера видна мотивация признания судом достоверности доказательств: их непротиворечивость, незаинтересованность источников информации и пр.

В-третьих, достоверность доказательств проверяется при оценке всей совокупности доказательств, имеющихся по делу. В связи с этим, как уже было отмечено ранее, Пленум Верховного Суда РФ указал, что в случае возникновения сомнений в достоверности исследуемых доказательств их следует разрешать путем сопоставления с другими установленными судом доказательствами, проверки правильности содержания и оформления документа, назначения в необходимых случаях экспертизы и т.д. (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 № 13).

Таким образом, достоверность – это качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Если решение суда основано на недостоверных доказательствах, то оно подлежит отмене.

Пример. «С позицией суда о правомерности обжалуемых заявителями действий по передаче открепительных удостоверений в территориальные избирательные комиссии без их пересчета и, следовательно, без указания в актах количества переданных открепительных удостоверений на право участия в выборах Президента РФ нельзя согласиться.

Как видно из текста приобщенной к делу выписки из журнала телефонограмм, разрешение Центральной избирательной комиссии РФ организовать выдачу открепительных удостоверений пачками (четные и нечетные) с их пересчетом в комиссиях и составлением актов было передано в Центральную избирательную комиссию Республики Татарстан телефонограммой за подписью секретаря Центральной избирательной комиссии РФ Вешнякова А. А. в ответ на письмо Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан за исходящим № 23-ВПР от 3 апреля 1996 г.

К материалам дела приобщена также ксерокопия письма Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан от 3 апреля 1996 г. № 25-ВПР.

Однако суд не уточнил, принимала ли Центральная избирательная комиссия РФ на своем заседании решение, разрешающее Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан изменение порядка выдачи открепительных удостоверений, тогда как для правильного разрешения дела в этом имелась необходимость, поскольку установленный в нормативном акте Центральной избирательной комиссии РФ порядок передачи открепительных удостоверений была вправе изменить лишь сама Центральная избирательная комиссия РФ, а не отдельное должностное лицо этой комиссии. Как видно из дела, Хафизов и его представитель Султанов в опровержение вывода суда о правомерности обжалуемых ими действий Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан и должностных лиц Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан представили в суд кассационной инстанции новые относимые доказательства и заявили ходатайство об их исследовании, приведя обоснования невозможности представления этих доказательств в суд первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, несмотря на предоставленное ей процессуальным законом как суду кассационной инстанции право на исследование новых доказательств при условии, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции (ч. 1 ст. 294 ГПК РСФСР), ходатайство Хафизова и Султанова не обсудила и, не признав приведенные ими обоснования несостоятельными, оставила новые доказательства без внимания.

Из представленных Хафизовым и Султановым писем Секретаря Центральной избирательной комиссии РФ Вешнякова А. А. от 6 ноября 1996 г. за № 01-22/3311 и от 5 декабря 1996 г. за № 01-22/3505 усматривается, в частности, что письмо из Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан от 3 апреля 1996 г. за № 23-ВПР регистрацию в Управлении документационного обеспечения Центральной избирательной комиссии РФ не проходило, телефонограмм в адрес Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан не передавалось, бланки открепительных удостоверений отправлялись Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан не 3, а 9 апреля 1996 г., формирование посылок производилось путем отсчитывания по порядковым номерам.

Поскольку такие фактические данные не были известны заявителям при рассмотрении дела, имеют для его разрешения существенное значение, ставя под сомнение достоверность положенных в основу решения доказательств, они подлежат исследованию судом первой инстанции и оценке согласно ст. 56 ГПК РСФСР в совокупности со всеми материалами дела».

Решение по делу было отменено и направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

  • Это наглядный пример из судебной практики, демонстрирующий, как суд из всех доказательств отбирает лишь относимые доказательства, при этом «отсеивает» те, которые подтверждают уже установленный факт.
  • См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12.08.2008 по делу № 33-6051/2008. Документ опубликован не был.
  • Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.12.1997 № 53пв-97.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *