Статья 388 ГК РФ. Условия уступки требования

Правомерна ли переуступка права требования оплаты при исполнении государственного контракта?

По п 1 ст 388 ГК РФ уступка требования возможна, когда не идёт в разрез с законом. Кредитор отдаёт своё право другому лицу (гражданину или организации), заключив с ним соглашение. Согласно ФЗ от 05.04.2013 N 44-ФЗ, регулирующему контрактную систему государственных закупок, перемена поставщика или исполнителя контракта не допустима, за одним исключением. Лицо в обязательстве может быть изменено только в случае правопреемства при реорганизации фирмы, выполняющей контракт. В законе не установлено, возможна ли переуступка права требования оплаты по контракту третьему лицу. Министерство финансов с своём письме разъясняет, что цессия (уступка требования) по государственным контрактам не допустима. Это аргументированно тем, что при исполнении государственного контракта важны прозрачность и подотчётность всех действий, так как оплата производится из бюджета. Бюджетное законодательство не предусматривает порядка внесения изменений в изначально предоставленные данные о контрагенте. А значит возможность уступки права требования оплаты по обязательствам публичного характера не регламентирована. Также законом № 44-ФЗ определяется, что исполнители (поставщики, подрядчики) по государственным контрактам выбираются из ограниченного круга лиц. Преимущество обычно имеют некоммерческие организации, организации инвалидов или субъекты малого предпринимательства. Это происходит в целях государственной поддержки таких участников рынка. А значит требования об оплате по государственным контактам относится к таким требованиям, в которых личность кредитора (организации, выполняющей контракт) имеет существенное значение для должника (государства). Уступка такого требования по п 2 статьи 388 ГК РФ не допустима без согласия должника, то есть государственного органа. Несмотря на разъяснения Минфина (письма министерств и ведомств не имеют силы закона, они лишь уточняют законодательные нормы и носят рекомендательный характер), некоторые суды признают заключение договора цессии при исполнении государственного контракта правомерным. Таким образом, принимая во внимание чёткую позицию министерства, переуступка прав требования оплаты по гос. контрактам не допустима. Но, если учесть судебную практику, правомерность такого договора уступки при возникновении спора заинтересованной стороне придется доказать.

Можно ли уступить право требования лизинговых платежей без согласия должника?

По ст 382 ГК РФ, если нет указаний в договоре или законе, права кредитора могут быть переданы другому лицу без согласия должника. Новый кредитор, при заключении соответствующего договора, получает все права предыдущего, которые имелись у того при заключении соглашения. П 1 ст 388 ГК РФ указывает на недопустимость уступки права требования другому лицу в противоречие закону. П 2 этой же статьи признаёт недопустимой уступку требования по долгу без согласия должника, если личность кредитора имеет для должника важное значение. По договору лизинга (фин. аренды) одна сторона берет на себя обязанность приобрести указанное второй стороной имущество у конкретного продавца и предоставить его второй стороне в аренду (ст 665 ГК РФ). Выбор продавца и имущества лежит на арендаторе, арендодатель за него ответственности не несёт. По ст 617 ГК РФ переход права собственности (или иного права распоряжения) на сданное в аренду имущество — не основание для расторжения арендного договора. А к договору лизинга применимы общие положения об аренде. Итак, договор цессии, то есть передача права требования лизинговых платежей иному лицу, может быть осуществлен без согласия должника (лизингополучателя в нашем случае). Статус лизингодателя не существенен для должника, а значит не подходит по смыслу к положению п 2 ст 388 ГК РФ.

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Комментарий к статье 388 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 данной статьи является излишним, т.к. не только уступка требования, но и все другие сделки должны соответствовать закону, другим правовым актам.

2. Статья дополняет условия запрета уступки требования, установленные в ст. 383 ГК. Однако если в случаях, установленных ст. 383, уступка требования вообще не допускается, то здесь на нее нужно предварительно получить согласие должника. Вопрос о существенном значении личности кредитора для должника определяется в зависимости от конкретных взаимоотношений сторон в обязательстве. Рассмотрев конкретное дело, ВАС РФ признал невозможным перемену кредитора в договоре ввиду особого характера отношений сторон, а именно: определенного договором целевого характера получаемых прежним кредитором средств; возможности погашения задолженности посредством внутриотраслевых взаимозачетов; совершения компенсационных сделок и др., что указывает на существенное значение личности кредитора для должника. В силу этого уступка не могла быть совершена без согласия последнего (Вестник ВАС РФ, 2000, N 2, с. 64).

Другой комментарий к статье 388 ГК РФ

1. Российское законодательство в некоторых случаях не допускает цессии, например, транспортными уставами и кодексами запрещена передача прав на предъявление претензий, за исключением указанных в них лиц. Статья 383 ГК (см. коммент. к ней) также устанавливает определенные ограничения цессии. Это означает, что любая договоренность сторон, противоречащая этим условиям, будет признана недействительной.

2. Пункт 2 комментируемой статьи можно рассматривать как частный случай ст. 383 ГК, регулирующей запрещение цессии. Однако в данном случае возможность или невозможность цессии поставлена в зависимость от согласия должника. Если в ст. 383 ГК установлен запрет уступки требований, связанных с личностью кредитора, то в комментируемой статье вопрос о том, насколько тесно и неразрывно требование связано с личностью кредитора, отдан на усмотрение должника. Эта гибкая норма очень важна, поскольку никакое перечисление в законодательстве не сможет охватить весь круг ситуаций, возникающих в реальной жизни, но, с другой стороны, это положение может привести к определенным осложнениям для сторон, например когда кредитор решает передать свое право требования другому лицу.

По общему правилу (п. 2 ст. 382 ГК) согласия должника для этого не требуется. Однако должник может полагать, что личность кредитора имеет для него существенное значение и что необходимо его согласие для совершения цессии. Но эта проблема может возникнуть уже после передачи требования новому кредитору, и отстаивать свою позицию должнику, видимо, придется в суде. Во избежание этих осложнений, если должник полагает, что личность кредитора играет для него решающую роль, необходимо включить соответствующие положения в договор между должником и кредитором.

Пример из судебной практики иллюстрирует возможные споры сторон договора цессии в связи с оценкой личности кредитора для должника. Иск заявлен о признании недействительным договора цессии в соответствии с п. 2 комментируемой статьи. Истец утверждал, что в договоре целевого займа, заключенного им с кредитором, личность последнего имела для него существенное значение и поэтому кредитор не мог без согласия должника уступить право требования по этому договору третьему лицу. Кассационная инстанция в своем постановлении отметила, что должник должен был представить суду доказательства наличия между ним и ответчиком таких особых правоотношений, связанных или возникших на основе договора целевого займа, которые бы свидетельствовали о существенном значении для истца личности кредитора. В данном случае истец не смог доказать тот факт, что личность кредитора имела для него существенное значение, и в иске было отказано <1>. Формулировка п. 2 комментируемой статьи свидетельствует, что суд решает этот вопрос, исходя из конкретных обстоятельств каждого конкретного спора.

———————————
<1> См.: Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. 2000. N 2. С. 26.

Комментарий к Ст. 388 Гражданского кодекса РФ

1. Законодательно закреплены следующие условия уступки требования:

1) допускается уступка требования между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием) при условии, что такая уступка требования не противоречит закону. При этом цедентом является первоначальный кредитор, уступающий требования другому лицу (новому кредитору), а цессионарием — новый кредитор, которому уступается соответствующее требование;

2) установлен запрет уступки требования без согласия должника по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (например, уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна, так как личность участника имеет существенное значение);

3) закреплены правовые последствия заключения соглашения между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству.

При этом заключение соглашения:

а) не лишает юридической силы уступку;

б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование;

в) кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за неисполнение условий соглашения;

4) предусмотрено право на получение неденежного исполнения как один из видов уступки требования, которое может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом должнику и цеденту предоставлена возможность заключить между собой соглашение, содержащее условие о запрете или ограничении уступки права на получение неденежного исполнения;

5) предусмотрена возможность уступки требования солидарным кредитором. У солидарного кредитора право уступить требование третьему лицу возникает только с согласия других солидарных кредиторов, иное может быть предусмотрено соглашением между солидарными кредиторами.

Следует отметить, что комментируемая статья 388 Гражданского кодекса РФ посвящена в большей степени не условиям уступки требования, а ограничениям при такой уступке. Пунктом 1 комментируемой статьи устанавливается общий запрет на уступку требования, если такая уступка противоречит закону. В частности, противоречить закону будет уступка прав, которые не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ). Противоречить закону будет и уступка, представляющая собой злоупотребление правом, например совершенная лишь с целью создать дополнительные обременения должнику, а также уступка, совершенная в целях ограничения конкуренции или злоупотребления доминирующим положением на рынке (статья 10 ГК России). Уступка прав, осуществление которых требует специальных разрешений или лицензий, также противоречит закону. Исключениями являются уступка банком своих прав по кредитному договору лицу, не имеющему банковской лицензии, и передача страховщиком прав, полученных в результате суброгации, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности (см. п. п. 2, 3 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

2. Пункт 2 комментируемой статьи 388 ГК не допускает уступку без согласия должника в случае, если личность кредитора в обязательстве имеет для должника существенное значение. При возникновении спора доказывать данное обстоятельство надлежит должнику. Факт же получения согласия со стороны должника должны доказать стороны договора об уступке требования.

Нормы п. 2 комментируемой статьи необходимо отличать от дефиниции ст. 383 ГК РФ. В случае с отношениями, регулируемыми ст. 383 ГК РФ, имеет место связь личности кредитора с обязательствами. Эти обязательства персональны, а связь формализована. В случае же с комментируемой нормой связь существует между должником и кредитором, и эта связь может как иметь формально-правовой характер (должник и кредитор являются родственниками, например), так и не быть формализованной.

3. В силу п. 3 комментируемой статьи соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству:

а) не лишает силы такую уступку;

б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Соглашением между должником и кредитором может быть запрещена уступка неденежного исполнения другому лицу. Такое соглашение может быть заключено одновременно с основным соглашением, являясь его частью, а может быть заключено в иной момент (ранее или позднее), отдельно от основного соглашения, из которого неденежное требование кредитора происходит.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Для установления допустимости уступки в данном случае необходимо определить, во-первых, обременяет ли уступка должника дополнительно. Если исполнение должником обязательства цеденту связано с определенными обременениями, исполнение должником обязательства цессионарию, даже будучи обременительным, само по себе дополнительных обременений для должника не создает. Например, должник обязан передать предмет договора в месте нахождения кредитора. Это действие, безусловно, обременяет должника, но изменение места исполнения в связи с переходом права к цессионарию, находящемуся в том же населенном пункте, что и цедент, не создает дополнительного обременения, а лишь заменяет одно обременение другим, равнозначным.

Под дополнительными обременениями следует понимать:

— обязанность должника выполнить дополнительные действия;

— необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;

— необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.

Во-вторых, если дополнительные обременения для должника уступкой требования все же создаются, необходимо рассмотреть, насколько они существенны. При оценке данного обстоятельства необходимо учитывать значительность обременений, которые понес бы должник при исполнении обязательства цеденту. Существенность здесь следует понимать относительную, а не абсолютную, беря за ориентир обременения, которые несет должник при исполнении обязательства цеденту.

В соответствии с п. 14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

5. Пунктом 5 комментируемой статьи устанавливается запрет на уступку солидарного требования одним из кредиторов без согласия других кредиторов. Нормой не регулируется ни форма обращения за таким согласием, ни форма самого согласия. Поскольку согласие есть сделка, то к его форме применяются общие нормы о форме сделок ст. ст. 158 — 165 ГК РФ, из которых можно сделать вывод, что согласие может быть выражено в любой форме, если соглашением между солидарными кредиторами не предусмотрено иное. Тем не менее кредитору, пожелавшему уступить свои права требования, необходимо учитывать, что обязанность доказывания факта согласия остальных солидарных кредиторов лежит на нем, факт же письменного согласия доказать проще.

Согласие может быть как общим, так и конкретизированным, то есть согласием на совершение отчуждения по определенной сделке. Положениями статьи 388 ГК РФ не предусмотрено отзыва согласия.

ГК РФ не запрещает остальным солидарным кредиторам выдвигать дополнительные требования в обмен на выражение согласия. Например, другие кредиторы могут потребовать для себя преимущественного права приобретения уступаемого требования, как условие дачи общего согласия на уступку.

В соответствии с комментируемым пунктом солидарные кредиторы могут прийти к соглашению, которым устанавливаются иные правила относительно уступки требования, чем установлены п. 5 комментируемой статьи. Указанным соглашением может быть установлен как полный запрет на уступку права одним из сокредиторов, так и право кредитора произвести уступку без согласия других сокредиторов.

6. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 20.10.2011 N 1473-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 382, 383, 384 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также части 1 статьи 9 и части 7 статьи 14 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле»;

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 16);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2016 N Ф05-7351/2016 по делу N А40-114718/2015 (о взыскании страхового возмещения);

— Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.07.2016 N Ф09-8418/15 по делу N А60-9388/2015 (определением заявление о процессуальном правопреемстве удовлетворено, произведена замена взыскателя ввиду наличия соответствующего закону договора цессии, ответчик был надлежащим образом извещен о принятии заявления о процессуальном правопреемстве к рассмотрению);

— Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.07.2016 N Ф01-2541/2016 по делу N А79-3896/2013 (определением произведена замена взыскателя по определению суда первой инстанции, подтвержденному исполнительным листом, поскольку правопреемство произошло в материальном правоотношении);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.07.2016 N Ф04-2668/2016 по делу N А75-7745/2015 (о включении приобретенного в порядке цессии требования в размере задолженности по договору займа и соглашению о новации в реестр требований кредиторов должника);

— Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.04.2016 N Ф01-1012/2016 по делу N А11-1445/2015 (о замене кредитора в реестре требований кредиторов должника на основании договора уступки права требования);

— Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.03.2016 N Ф02-7785/2015, Ф02-1317/2016, Ф02-1167/2016 по делу N А33-25070/2014 (о признании недействительной уступки прав (требований) по договору об открытии кредитной линии, применении последствий ее недействительности).

Комментарий к статье 388 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи провозглашает общий принцип уступаемости любого права обязательственного характера независимо от основания его возникновения. Комментируемая статья предусматривает и возможные исключения из указанного принципа — они могут быть установлены законом (иными правовыми актами), соглашением сторон либо вытекать из природы соответствующих требований.

2. Закон может предусматривать полный запрет уступки определенных категорий требований. Так, п. 2 ст. 880 ГК исключает возможность уступки права, воплощенного в именном чеке. Большинство транспортных уставов и кодексов запрещают передачу права на предъявление претензий и исков к перевозчику (см. ст. 162 КВВТ, ст. 125 ВК, п. 3 ст. 40 УАТ, ст. 120 УЖТ; п. 40 Постановления ВАС N 30).

3. В отдельных случаях закон хотя и допускает цессию требования как таковую, но существенно ограничивает ее возможность установлением определенных условий такой уступки. Эти ограничения, во-первых, могут касаться круга субъектов, способных выступать в качестве цессионария. Так, в силу п. 2 ст. 589 ГК требования из договора постоянной ренты могут быть уступлены только гражданам, а также некоммерческим организациям, если это соответствует целям их деятельности. В рамках морской перевозки передача права на предъявление претензий и исков к перевозчику допускается только грузоотправителем грузополучателю и наоборот, а также грузоотправителем (грузополучателем) экспедитору (ст. 404 КТМ).

Во-вторых, законодательство может устанавливать необходимость получения согласия третьих лиц на осуществление уступки. Так, государственное или муниципальное предприятие вправе уступить право требования лишь с согласия собственника его имущества (п. 4 ст. 18 Закона о государственных предприятиях). Уступка права должником, находящимся в процессе банкротства (на стадиях наблюдения или финансового оздоровления), допускается по согласованию с временным или административным управляющим (ст. ст. 64, 82 Закона о банкротстве). Внешний (конкурсный) управляющий вправе уступить требование, принадлежащее должнику, только после получения согласия собрания (комитета) кредиторов (п. 4 ст. 101, ст. 112, ст. 140 Закона о банкротстве).

4. Не являются специально установленными ограничениями, но должны учитываться при заключении договора уступки, предписания законодательства, касающиеся формирования волеизъявления сторон данной сделки. В частности, сделка по уступке права должна заключаться с соблюдением требований, установленных ст. ст. 78 и 79 Закона об акционерных обществах, если стоимость уступленных по сделке прав превышает 25% балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении сделки (см. п. 6 письма ВАС N 62).

5. Уступка требования, совершенная в нарушение установленных законом запретов и ограничений, ничтожна. Она не влечет правовых последствий, в том числе не изменяет принадлежности требования.

6. Запрет совершения уступки может быть установлен договором кредитора и должника как в момент возникновения требования, так и позднее.

Сделка, совершенная кредитором в нарушение указанного соглашения, ничтожна. Изъятием из этого правила являются положения ст. 828 ГК, объявляющие действительной уступку требования финансовому агенту даже в тех случаях, когда такая уступка запрещена соглашением между клиентом и должником. Еще одно исключение, допускающее возможность уступки, несмотря на ее договорный запрет, предусмотрено п. 3 ст. 993 ГК.

Ввиду того что исключения не могут толковаться расширительно, следует признать, что применение указанных правил ст. ст. 828, 993 ГК к иным случаям цессии, совершенной в нарушение запрета уступки, установленного договором, недопустимо (ср. ст. 9.1.9 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА и ст. 11:301 Принципов Европейского договорного права).

7. Недопустимость уступки требования (ограничение таковой) может вытекать из природы последнего. Так, невозможна частичная уступка неделимого требования. Тесная связь требования с личностью должника исключает возможность его перехода к другому лицу, в том числе и путем цессии (см. ст. 383 ГК и коммент. к ней).

8. Уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, не допускается без согласия последнего (п. 2 комментируемой статьи).

Комментируемая статья не содержит критериев определения требований, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника. Судебная практика в этом вопросе достаточно противоречива (подробнее см.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 850 — 854 (автор коммент. — В.А. Белов)). В международном торговом обороте таким критерием выступает предоставление должником права специально кредитору (см.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2006. С. 305).

Нарушение предписаний закона об обязательном согласии должника на уступку требования влечет недействительность такой уступки. Однако последующее одобрение со стороны должника исцеляет соответствующую сделку цессии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *