«В голове крутилось: это конец»

Валютные ипотечники — такая же позорная страница истории российского рынка недвижимости, как и обманутые дольщики. В середине 2000-х ставки по валютным кредитам были заметно ниже рублевых, да и сами банки охотнее выдавали россиянами жилищные займы в долларах и франках. С падением курса рубля эти заемщики попали в долговую кабалу. Что только они не делали, чтобы привлечь к себе внимание: ночевали под дверью министра финансов, перекрывали улицы, приковывали себя наручниками в офисах банков-кредиторов, одевались в тюремную одежду и грозили самоубийством. Но активизм валютных ипотечников проблемы не решил: тысячи россиян все еще платят непосильные кредиты. Свою историю корреспонденту «Ленты.ру» рассказала одна из таких заемщиц — Дарья (имя изменено по просьбе героини —прим. «Ленты.ру»), которая выплачивает валютную ипотеку с 2006 года.

Пути решения

Валютные заемщики, которым приходится погашать долг более солидными суммами, чем они рассчитывали, вправе воспользоваться одним из следующих способов снижения финансовой нагрузки.

Реструктуризация долга

Реструктуризация валютной ипотеки означает, что банк соглашается пересмотреть условия договора займа, предоставив должнику определенные преференции.

Например, он может:

  1. Увеличить срок действия договора займа, тем самым уменьшив ежемесячную нагрузку на должника.
  2. Перевести валютный долг в рублевый эквивалент по льготному курсу.
  3. Изменить график внесения платежей.
  4. Предоставить должнику отсрочку.
  5. Не начислять пени и штрафы за просрочку.

Желая реструктуризировать непосильный долг, клиент вправе обратиться в банк с соответствующим заявлением, в котором он сообщает причину своей неплатежеспособности и предлагает выход из сложившейся ситуации.

Недостатком этого способа взаиморасчета с банком, как правило, становится конечное увеличение денежной суммы, которую придется вернуть кредитору. Помогая заемщику, финансовое учреждение помнит о своих интересах, поэтому сделает реструктуризацию ипотеки максимально выгодной для себя.

Однако, несмотря на протесты, серьезного изменения в пользу валютных заемщиков российское законодательство не претерпело. Реструктуризация долга происходила (и продолжает происходить) не принудительно, а по доброй воле банка.

Рефинансирование долга

Рефинансирование валютной ипотеки – это оформление нового кредита, с помощью которого будет погашен первый займ. Он берется на более выгодных условиях в этом же банке или сторонней организации. И, чтобы не попасть в ту же финансовую кабалу, это должен быть рублевый займ.

Решение о рефинансировании долга следует тщательно взвесить. Иногда перекредитование приводит к еще большей нагрузке на должника. Например, если он что-то не учел или не заметил в условиях договора.

В рефинансировании займа будет отказано, если он брался на квартиру в новостройке, которая еще недостроена. В данном случае заемщик еще не обладает предметом залога, под который выдается новый кредит.

У меня валютная ипотека. Что мне сейчас делать?

Внимательно изучите новые правила, не полагайтесь на наш разбор. Если вы проходите по всем требованиям, сможете претендовать на господдержку на общих основаниях. Если нет, надейтесь на решение комиссии.

Сходите в банк. Уточняйте, какие нужны документы. И на каких условиях вам дадут господдержку. Обязательно решите вопрос с неустойкой.

Собирайте документы. Не берите лишних справок. Например, выписка о единственном жилье не нужна. Остальные справки закажите заранее.

Если придется подавать заявку на комиссию, не торопитесь. Подождите, пока опубликуют положение о ее работе, чтобы не потратить деньги зря. Там могут быть требования, под которые вы точно не подойдете.

Прислушивайтесь к нашим советам, но всегда помните, что в случае с господдержкой время — деньги. И только вы знаете, стоит ли потратиться на справки, даже если с господдержкой может не получиться. Но мы очень хотим, чтобы у вас получилось.

Я не прохожу по всем требованиям программы. Но мне тоже нечем платить ипотеку. Что можно сделать?

Если вы не подходите по категориям заемщиков, доходу, ежемесячному платежу, площади квартиры или единственному жилью, есть шанс.

Господдержку могут дать, даже если площадь квартиры немного больше лимита. Или нет детей, но тяжело заболел супруг. Или если ежемесячный платеж вырос не на 30%, а чуть меньше, но это всё равно непосильно для семьи.

Окончательное решение примет межведомственная комиссия. Минстрой создаст ее до 1 сентября для особых случаев. Когда опубликуют официальный документ, мы расскажем, как это будет работать.

Сходите в банк и напишите заявление — вы ничего не потеряете.

Прогнозы

Некоторые депутаты предлагают вообще запретить финансовым учреждениям выдавать кредиты в иностранной валюте. Однако подобные законопроекты носят явный нерыночный характер, и вряд ли будут приняты. Существует лишь рекомендация Центробанка о невыдаче подобных займов, однако прислушаться к ней или нет, банки решают сами.

Финансисты прогнозируют дальнейшее укрепление российской валюты, что должно снизить размер ежемесячных выплат банкам в рублевом эквиваленте. Также эксперты ожидают значительного роста процедур банкротства среди физических лиц, в том числе, взявших валютную ипотеку. Такая возможность появилась у граждан с октября 2015 г. После объявления должника банкротом реструктуризировать его кредит будет уже не банк, а судебная инстанция.

Валютная ипотека остается очень рискованным решением жилищного вопроса, и подавляющее число экспертов не рекомендует россиянам ввязываться в это ненадежное дело сегодня.

Последние новости

Новости данного сектора заключаются в том, что, не смотря на некоторую помощь государства и принятую программу помощи на 2017 год, постоянно появляются все новые заметки о том, что где-то была проведена очередная акция протеста, направленная на то, чтобы валютных ипотечников услышали. Люди объединяются группами, устраивают акции, митинги, дежурят у банковских учреждений, чтобы аппарат управления услышал их и пошел на уступки.

Но, к сожалению, пока это вопрос остается не решенным: семьи остаются без жилья, пытаются найти средства для погашения валютных займов и т.д. В недавнем времени Центральный банк заявил, что все равны перед законом и должны выполнять свои долговые обязательства, а сам ЦБ никак не может заставить финансовые учреждения переводить валютные займы в национальные. Но это не совсем корректно, в том, что валюта выросла в цене, есть и его вина и он должен хоть как-то помогать в решении проблемы.

Ждем ваши вопросы по данной проблеме.

Если вам нужна профессиональная поддержка в работе с банком, то рекомендуем записаться на бесплатную консультацию к нашему юристу в специальной форме справа.

Будем признательны за оценку поста и лайки в соцсетях.

Вижу цель, не вижу препятствий

Все началось в конце 2006 года. Мне было 29, я работала в PR-отделе одной из компаний-застройщиков — она, кстати, уже давно прекратила свое существование. Я получала хорошую зарплату, много ездила по командировкам и жила в родительской квартире — у них просторная «сталинская» трехкомнатная в районе Октябрьского Поля. О своей квартире задумалась, когда мы с родителями получили наследство от деда — однокомнатную квартиру в том же районе. Они с бабушкой в конце 1990-х развелись и разъехались, сейчас обоих уже нет, а бабушкина квартира отошла моему старшему брату, они живут там с женой и ребенком.

На что родители потратили свою часть наследства, сейчас уже не помню, а я решила наконец купить собственное жилье. Само собой, на отдельную квартиру суммы бы не хватило, даже на новостройку в пригороде, а раз так — я решила не размениваться на мелочи и искать жилье поближе к своему району. Все равно в ипотеку влезать. Честно говоря, копить я не умела ни тогда, ни сейчас — поэтому рассчитывала только на те деньги, что получила в наследство, ну и на кредит. Выбрала «однушку» в кирпичном доме на Сходненской, она на тот момент стоила чуть меньше 200 тысяч долларов, — тогда цены выставлялись еще в валюте, — и примерно половина этой суммы у меня была на руках.

Счастливое неведение

Зарабатывала я неплохо — но был нюанс: большую часть денег выдавали в конверте, а «белая» часть составляла около 12 тысяч рублей. Меньше 500 долларов даже по тем временам. В итоге я посетила несколько банков — ни один не был готов дать ипотеку в рублях. А в долларах на 20 лет дали. Сейчас много говорят о том, что валютные ипотечники — это люди без мозгов, что им надо было думать, что кредит всегда надо брать в валюте дохода… Много говорят.

Но где все эти «мамкины эксперты» были в 2006-м, когда из каждого утюга рекламировали ипотеку во франках, йенах и еще черт-те в чем? Я-то работала с журналистами сферы недвижимости, была в курсе, так сказать, повестки — сколько умных колонок и экспертных комментариев о выгоде валютной ипотеки тогда выходило в СМИ, не перечесть. Валюта доходов у меня, да и у многих знакомых, была — доллары в конверте. В общем, прежде чем с умным видом судить тех, кто взял кредит в валюте, изучите, что называется, матчасть.

Следующие полтора года ушли на ремонт — я жила в бетонной коробке, спала на раскладушке и ела чуть ли не с застеленного газетой ящика, а все заработанное тратила на кредит, стройматериалы, рабочих и мебель. И к 2008 году я была счастливой владелицей отделанной «с иголочки» квартиры, лучшей сотрудницей департамента и валютной ипотечницей образцового кредитного поведения.

В начале года получила предложения по работе от двух компаний, долго решалась, и в результате смогла договориться с обеими — работать у них без оформления и со свободным графиком. Так я стала «слугой двух господ»: каждая из компаний была уверена, что я работаю только с ней. Я спала часа по четыре в сутки, но денег стало больше, я купила машину и даже умудрилась съездить в отпуск.

Что произошло с валютными ипотеками в 2014 году и почему это важно?

В 2014-2015 годах произошел очень сильный обвал курса рубля, когда, в итоге, доллар стал стоить в два раза больше, чем ранее. Тогда долги валютных ипотечников выросли минимум в два раза. То есть теперь им приходилось платить за свое жилье, например, не десять лет, а двадцать, что, согласитесь, не очень удобно.

Они начали устраивать различные демонстрации с требованиями изменить условия кредитования. И хоть многие банки пошли на определенные уступки, ситуация в целом осталась такой же, как и раньше, потому что формально все условия, прописанные в договоре, были соблюдены.

Постановление ЦБ

Примерно тогда же Центральный Банк рекомендовал банкам пересчитать долги ипотечников по более старому курсу. В его постановлении был обозначен курс в размере 39,4 рублей за доллар. Некоторые банки так и поступили, но большинство не снизило обязанности должников настолько сильно (почти в два раза).

Суд по иску к Москоммерцбанку

16 сентября 2015 года более полусотни валютных должников подали исковые требования в Мосгорсуд с целью обязать банки сделать реструктуризацию их ипотечных долгов по рекомендованному ЦБ заниженному курсу. В итоге, Мосгорсуд отказал в удовлетворении в этом требовании.

Чуть позже уже областной суд Москвы выпустил апелляционное постановление, в котором окончательно разъяснил отказ заставлять банки пересчитывать валютную ипотеку по старому курсу

Суд прежде всего обратил внимание на право свободно выдавать кредиты в иностранной валюте, а также свободы договора и хранения иностранных денежных средств

После этого в дело вмешался даже президент России и правительство (Госдума), из-за действий которых в некоторых банках больше не оказалось возможности взять валютную ипотеку.

Видео по теме

О том, что сказал Владимир Владимирович Путин о валютной ипотеке после событий 2014 года, можно посмотреть в данном видео:

Критерии для заёмщика по валютной ипотеке

Для того чтобы, воспользоваться данной программой, необходимо подходить под некоторые критерии, установленные правительством. Часть граждан, удовлетворяющая списку ниже, может вполне рассчитывать на реструктуризацию ипотеки, в рамках Правительственной Программы:

  • Семья, имеющая детей-инвалидов, или семья имеющая статус инвалидности,
  • Семья имеющая двух несовершеннолетних детей и молодые семьи имеющие детей, где возраст родителей/(родителя при неполной семье) не выше 35 лет,
  • Ветераны,
  • Участники программ (государственных. муниципальных) по улучшению условий жилья, которые использовали субсидии и другие льготы за счет средств из бюджета, для приобретения ипотечной недвижимости,
  • Сотрудники структур муниципалитета и государства, государственной академии наук, градообразующих учреждений, и прочее. Работа в вышеуказанных учреждениях должна быть основной, стаж – менее года на 1 январь 2015г.

Заёмщики, которые относятся к одному из вышеуказанных критериев, могут рассчитывать на реструктуризацию по Программе в том случае, если доход семьи за 3 последние месяца понизился на 30 % или платеж за каждый месяц при пересчете на рубли повысился на 30 %.

Изменения

В 2020 году Правительство РФ планирует обновление программы по поддержке граждан, оформивших ссуду в иностранной валюте. Изменения коснутся лиц, оформивших кредит как в долларах, так и в рублях. В рамках программы государство поспособствует реструктуризации валютной ипотеки по ставке, не превышающей 11,5%.

На заметку! В документах, размещённых на сайте правительства, указывается фонд для осуществления изменений — это 2 млрд руб. Эта сумма позволит пересмотреть более 1,3 тыс. соглашений.

Для кредитов в рублях, договор переоформят по ставке, действующей в момент заключения соглашения о реструктуризации. В 2020 году обычным заемщикам, а не только организациям, представится возможность отсрочить выплату кредита в рублях или добиться пересмотра договора в свою пользу путем инициации своего банкротства.

Доказательства того, что заемщик не в состоянии погасить ссуду: платежи не поступают более 2 месяцев, сумма кредита превышает 30 минимальных заработных плат и отсутствует имущество, которое можно взыскать.

Важно! Заемщики валютной ипотеки признать себя банкротами не смогут, с 2020 года банкам планируется разрешить изымать жилье в качестве уплаты долга, что вынуждает граждан искать способы погасить кредит

Прогнозы

В Госдуме разрабатывают законопроекты, запрещающие выдачу займов в иностранной валюте, но они неосуществимы, так как препятствуют рыночным отношениям.

Центробанк рекомендует воздержаться от получения ссуды в иностранной валюте, но окончательное решением зависит от банка. Аналитики предполагают стабилизацию рубля, что должно способствовать решению проблемы с невыплатами.

Первый кризис

До начала кризиса 2008-го у меня не было вообще никаких сомнений в том, что я все делаю правильно. Да и в ноябре-декабре реальных проблем, по сути, не было: в отрасли все занервничали, начались увольнения, но оба моих работодателя платили исправно. До нового, 2009-го года — в январе оба срезали зарплату (короткий же месяц, низкий сезон), а в феврале один за другим отказались от сотрудничества. Кое-как к апрелю я устроилась в компанию к своим знакомым — они тоже уволили своего пиарщика, но потом все-таки решили взять нового (на зарплату в два раза ниже).

К тому моменту у меня уже была серьезная просрочка: если в январе 2009-го я еще нашла деньги на платеж, то в феврале-марте их просто не было. Это было серьезное испытание для нервов: сначала телефон обрывали сотрудники отдела взыскания банка, потом подключили то ли коллекторов, то ли «безопасников» — пошли угрозы, мне оставляли надписи на входной двери, порезали обивку, какие-то люди сидели под дверью. Как только я нашла работу, продала машину практически за бесценок, — и закрыла долги. Почему сразу этого не сделала? Наверное, сказался шок — после сокращений я, наверное, с месяц не выходила из дома, друзей и родителей не пускала. Похудела килограммов на 15, наверное. Это, кстати, единственный плюс от тогдашней ситуации — если задаться целью их все-таки найти. До того я годами страдала от лишнего веса, вечно сидела на диетах.

Дальше, около полугода я жила впроголодь — остатки денег от продажи машины быстро проела, а заработка еле хватало на ежемесячный платеж, он же с ростом доллара тогда вырос чуть ли не на треть. А платили уже в рублях. Постепенно нашла подработки, но все равно это было что-то вроде взбивания молока в масло, чтобы не утонуть.

«Это конец»

Нормально стало году к 2012-му. Я устроилась в пиар-агентство, а параллельно подрабатывала, где только могла. Честно говоря, каждый из работодателей платил не очень много, но в целом заработок получался приличный, точно больше ста тысяч в месяц — где-то две трети этих денег я получала на основной работе, остальное добывала «халтурой». За ипотеку я платила 30 тысяч с небольшим, еще около 15 уходили на автокредит (его я выплатила за три года, и до сих пор счастлива, что успела), остальное тратила на себя. Жить было можно. Плюс пару раз в год «падали» какие-нибудь крупные суммы — то премию дадут, то какой-нибудь event организую, взяв отпуск на основной работе.

Сейчас меня опять спросят, что ж я тогда не реструктуризировала ипотеку. Об этом я вообще не думала — было четкое ощущение, что самое страшное позади, теперь все будет хорошо. Это чувствовалось как-то и в бизнесе, по настроению начальства, коллег, контрагентов, и в целом какое-то в городе было настроение позитива. К тому же я настолько устала считать каждую копейку и в буквальном смысле сводить концы с концами (в 2009-м и начале 2010-го я отнесла в ломбард все свое золото, регулярно занимала денег у мамы-пенсионерки, носила год одни штопаные колготки и все в таком духе), что тут просто «отпустило». Больше того, у нас в компании-подрядчике один коллега в 2011 году еще брал ипотечный кредит в долларах. Я тогда вскользь, без деталей, сказала о своем опыте, но он был полон оптимизма. Дескать, не повторится. Такие вот были настроения. Я расслабилась, жила более-менее в свое удовольствие, завела собаку — подобрала на улице и выходила.

Про конец 2014-го мне даже рассказывать не хочется (16 декабря 2014 года произошел «черный вторник»: курс рубля относительно доллара резко обвалился и в пиковые моменты достигал 80 рублей за доллар — прим. «Ленты.ру»). Я смотрела и не верила своим глазам, а в голове крутилось: «…» . Это была первая реакция, потом я сразу села составлять практический план. Собственно, основным его пунктом было — удержаться на работе. Понятно, что не все на этом свете зависит от нашего желания, но, мне кажется, более инициативного сотрудника у нас в конторе в начале 2015-го просто не было. Как в фильме про Шурика, я готова была и на песчаный карьер, и на уборку улиц. На самом деле, стресс здорово стимулирует креатив, мы тогда провели отличную кампанию, получили клиента совершенно из новой для нас сферы, выиграв сложный тендер. Но старые клиенты, как водится в кризис, уходили — в итоге, все равно денег хватало впритык. Подработки сошли на нет, от зарплаты после выплаты кредита стабильно оставалось тысяч 15.

Надежда умирает последней

Но главное даже не в этом. В середине 2014 года я завела курортный роман, довольно вялотекущий, — в Южной Европе. Ездила туда на выходные, виделись время от времени. Меня это устраивало. Последний раз мы виделись как раз в ноябре 2014-го, и в январе я поняла, что беременна. Ребенка решила оставить, так что всю ту кризисную зиму я думала о том, как он себя будет чувствовать. Тут уже другая ответственность: я поняла, что не могу себе позволить ни бегать от коллекторов, ни снова продавать машину, ни питаться дошираком. Я так и не допустила ни одной просрочки по кредиту, и, наплевав на гордость, принимала помощь ото всех, кто был готов помочь: подруга отдала мне одежду на младенца, мама с пенсии привозила продукты… Я была в курсе всех скидок и акций в супермаркетах.

Но что было делать дальше? Понятно, что рожать я в любом случае должна была ехать «из офиса» — получать зарплату было важно до последнего. А потом? Сидеть с ребенком дома, перебиваясь случайными заработками? Но чем тогда платить ипотеку? Продать квартиру — может, я бы на это и пошла, если бы получилось закрыть кредит и оставить какие-то деньги хотя бы на полгода скромной жизни. Но по факту получалось, что я не только ничего не оставлю себе, — наоборот, еще и останусь должна банку.

Все разрешилось — тут надо сказать огромное спасибо компании, где я работаю до сих пор. Я просто пришла к генеральному — терять было нечего — и спросила, какие есть варианты в моей ситуации. Он посмотрел на меня (живота еще не было видно), спросил, когда рожаю, и спокойно сказал — ну, отлично, отдохнешь там сколько надо, и дальше работай из дома.

В итоге я ушла на «удаленку» недели за две до родов, но работала до последнего — даже из родильного отделения с телефона отправляла какие-то комментарии в прессу и вычитывала интервью генерального. Так и процесс как-то легче переносился. А на работу «вышла» через две недели.

За месяцы беременности произошла и еще одна перемена. Я стала представлять, как мы будем жить с ребенком и собакой в моей маленькой «холостяцкой» квартире, и что-то ну никак не складывалась эта картинка. Соседи у меня довольно шумные, этаж третий, под окнами дорога — не Варшавское шоссе, конечно, но все равно машины ездят сплошным потоком. В итоге пришло парадоксальное решение: я сдала свою квартиру, сняла загородный домик, что называется, «за 101-м километром». Разницы, за вычетом всех расходов, вроде бензина, «коммуналки», расходов на интернет и телефон, остается чуть больше 20 тысяч — на них с сыном и живем. Зарплату отдаю на кредит, и стараюсь просто не задумываться о том, как мы с ребенком могли бы потратить эти деньги. Нашла маленькую, но стабильную подработку — этот доход трачу на частный детский сад (иначе у меня вообще не было бы возможности работать, честно говоря). Но в целом, конечно, ситуация довольно дрянная — работаю много, а живем ну очень скромно. А впереди, как ни крути, школа, да и в отпуск с сыном хочется съездить и на море, и в Европу.

Надежда выйти из личного финансового кризиса есть — я подала заявку на участие в государственной программе поддержки таких, как я, валютных ипотечников. Не хочу рассказывать подробнее, просто из суеверия, шансы на успех не стопроцентные. Если все получится, должно стать полегче. Если нет — тянуть мне это все еще семь лет. Продавать квартиру не хочу, и так уже две с лишним стоимости выплатила.

Стараюсь не думать о плохом, в конце концов, может, запустят еще какие-то программы с переводом кредита в рубли. Срок выплат, конечно, в этом случае наверняка увеличат — но, как я себя «утешаю», главное — успеть расправиться с ипотекой до пенсии. А жить в той квартире не собираюсь. Поняла, что для меня идеально — загородный дом. Так что если о чем и мечтать на будущее, то о собственном доме поближе к Москве.

*** Обратная связь с отделом «Дом»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: dom@lenta-co.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *