Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

Развитие технологий внесло свои существенные коррективы в гражданские правоотношения. Стороны часто стали использовать записывающие устройства при личном и деловом общении, но законно ли ведение подобной аудиозаписи и как, в случае необходимости, использовать запись в качестве доказательства в суде?

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по гражданским делам Екатеринбурга поможет Вам разобраться что делать с аудиозаписью, являющейся доказательством по делу: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

Является ли аудиозапись с телефона доказательством в суде?

Аудиозапись является таким же доказательством по делу, как и иные письменные, устные или вещественные доказательства, с помощью которых можно установить или опровергнуть определенное событие. Судебная практика показывает, что наиболее часто к подобному средству доказывания стороны прибегают в случае:

  • вымогательства взятки;
  • установления трудовых отношений фактически сложившимися;
  • установления факта признания долга;
  • доказывания неправомерных действий со стороны должностных лиц;
  • совершения юридически значимых действий под давлением стороны.

Аудиозапись с телефона, как и все прочие доказательства по делу, должна быть получена законным путем. Информация о частной жизни лица, полученная помимо его воли, не может служить надлежащим доказательством в каком-либо деле. Кроме того, у суда не должно возникнуть сомнений в подлинности записи. Если участник процесса утверждает, что аудиозапись произведена с телефона, то в суде будет необходимо продемонстрировать этот телефон.

Предоставление записи на компакт-диске или USB-накопителе, конечно, допустимо, но в таком случае речь будет идти уже об информации в переработанном виде и, при отсутствии первоисточника, сведения на носителях могут быть признаны недопустимыми доказательствами.

Можно ли записывать разговор без предупреждения

Сразу стоит отметить, что никто не вправе без предупреждения записывать чужой разговор, иными словами, подслушивать. Аудиозапись разговора третьих лиц, представленная в судебном процессе, должна признаваться судом недопустимым доказательством, полученным незаконным путем (хотя из этого правила встречаются много исключений в судебной практике, все индивидуально).

Между тем, в законе нет установленного требования о предупреждении собеседника о проводимой звукозаписи, следовательно, записывать собственный разговор даже без предупреждения собеседника законом не запрещено и, более того, подобная запись может быть принята судом в качестве доказательства по делу.

Предупреждать всех участников беседы о проводимой аудиозаписи требуется только в том случае, если разговор касается личной жизни. Деловые же переговоры участник беседы вправе записать на обычный диктофон или телефон, то есть не на спецсредства, предназначенные для скрытого подслушивания собеседника.

Таким образом, записывать разговоры, в том числе и телефонные переговоры, в рабочее время по трудовым вопросам или иную деловую беседу, которая не касается вопросов личной жизни, не нарушает, тем самым, право стороны на неприкосновенность частной жизни, законом не запрещено даже в том случае, если другие участники беседы не знают о производимой аудиозаписи.

ПОЛЕЗНО: читайте также советы о ведении дела в суде по ссылке и смотрите ВИДЕО по теме с нашего канала YouTube

А можно ли записывать?

Прежде чем говорить об использовании фонограммы в качестве доказательства, надо ответить на вопрос: а можно ли в принципе обычному гражданину РФ применять звукозапись, например, для документирования деловых переговоров, проводимых в офисе или с использованием телефонной связи и т.п.?

Если опустить юридические тонкости, ответ будет положительный – применять можно, но с некоторыми ограничениями: звукозапись должна производиться одним из участников разговора и по его же инициативе; тема разговора не должна касаться личной жизни; для записи не должны использоваться специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации. При этом закон не обязывает извещать другого или других участников разговора о проводимой записи.

Естественно, следует отказаться от применения т.н. «жучков» и прочих шпионских атрибутов, в которых нет сейчас особой необходимости: многие современные цифровые диктофоны обеспечивают приемлемое качество записи, находясь в нескольких метрах от источника речевого сигнала, а цифровые автоответчики или сотовый телефон способны записывать телефонный разговор не хуже СОРМ. С рекомендациями по выбору устройства для записи и организации процесса можно ознакомиться .

Не подвергается сомнению и законность записи разговоров между сотрудниками компании или операторами колл-центра с одной стороны и клиентом – с другой, особенно, в случае, когда клиент предупрежден о проведении звукозаписи. На практике, иногда предупреждение о ведении записи разговоров требуется обязательно.

Участники арбитражного или гражданского процесса также имеют право производить звукозапись самого судебного заседания, не спрашивая на это разрешения суда (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ, ч. 4 ст. 158 ГПК РФ, ч. 7 ст. 11 АПК РФ, ч. 3 ст. 154 АПК РФ). На это стоит обратить внимание в связи с тем, что в протоколах судебных заседаний нередко оказываются упущенными важные для рассмотрения дела детали (главным образом из-за несовершенства средств и методов документирования хода судебного заседания). Но при этом следует учесть кассационное определение ВС РФ от 22.06.2011 по Делу № 45-О-11-63сп, в котором в частности указывается, что для составления протокола судебного заседания можно использовать только ту аудиозапись, которая записана с использованием технических средств самого суда, а «другим участникам процесса … право вести запись предоставлено законом для обеспечения их собственных процессуальных прав и использования при реализации этих прав».

Как приобщить аудиозапись в качестве доказательства в суде?

Аудиозапись, в качестве доказательства в суде, приобщается к материалам дела по ходатайству стороны. Заявление о приобщении записи к материалам дела лучше составить в письменном виде, а также с учетом следующих условий:

  1. ходатайство или сам аудиофайл должны содержать сведения о лице, производившим запись, времени и условиях совершении записи;
  2. проведение экспертизы о подлинности записи, отсутствии следов монтажа или принадлежности голоса определенному лицу не является обязательным;
  3. при скрытой аудиозаписи в ходатайстве требуется пояснение важности и необходимости приобщения данного доказательства;
  4. вместе с ходатайством рекомендуется представить суду текстовую расшифровку произведенной записи;
  5. цифровая аудиозапись может быть предоставлена на материальном носителе (карте флэш-памяти, CD-диске), так как приобщать к делу диктофон или телефон достаточно неудобно. Удалять запись с первоисточника до конца судебного разбирательства не следует по причине того, что записывающее устройство может понадобиться для подтверждения подлинности аудиофайлов.

Дополнительно стоит отметить, что в настоящее время аудиозаписи укрепились как разновидность документальных доказательств и, при соблюдении вышеперечисленных условий, запись разговора, с большой долей вероятности, будет признана судом в качестве надлежащего доказательства по делу.

В цифровую эпоху практически каждый имеет возможность произвести аудиозапись разговора, но не каждая запись может стать неотъемлемой частью доказательственной базы стороны по делу. Наше Адвокатское бюро «Кацайлиди и партнеры» готово предоставить правовую помощь в данном вопросе и оказать содействие в приобщении аудиозаписи в качестве доказательства по делу.

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Криминалистическое исследование фонограмм и видеофонограмм речи (видео- фоноскопическая экспертиза)

Видео- фоноскопическая экспертиза (другие название: экспертиза видео- и звукозаписи) проводятся с целью оказания помощи суду в установлении относимости, допустимости и достоверности аудиозаписей и видеофонограмм.

Исследование, в отличие от экспертизы, может проводиться в т.ч. по инициативе лица, представившего фонограмму или видеофонограмму, без согласования с судом.

Чтобы провести исследование, например, с целью установления дословного содержания фонограммы разговора и диагностики ее подлинности (аутентичности), необходимо обратиться с заявлением или адвокатским запросом в соответствующий региональный центр судебных экспертиз при МЮ России или негосударственную экспертную организацию. Последний вариант более предпочтительный хотя бы по той причине, что не придется несколько месяцев ожидать результатов. Но, конечно, главными критериями при выборе экспертной организации, должна быть квалификация и опыт работы специалиста или эксперта, который будет выполнять исследование, а также его профессиональная репутация. Ведь от результатов его работы во многом зависит – признает ли суд представленную аудиозапись доказательством по делу или нет.

Детальные требования к содержанию запроса изложены .

В связи с тем, что закон не устанавливает жестких требований к содержанию заключения специалиста, которое составляется по результатам исследования, в тексте договора с экспертной организацией необходимо особо оговорить следующие условия:

  • Исследования проводятся на строго научной основе. В заключении специалиста должны быть указаны ссылки на опубликованные описания методов исследования, результаты научных исследований, доклады, статьи, патенты, сертификаты (на метод) и т.п.
  • В заключении специалиста должна быть подробно описана процедура исследования, в т.ч. указаны: средства исследования и их характеристики; условия и режимы работы оборудования, при которых получены те или иные результаты, на которых основываются выводы специалиста.
  • Заказчик имеет право требовать письменных разъяснений по неясным аспектам заключения.

При оценке заключения специалиста следует иметь в виду, что криминалистические исследования существенно отличаются от чисто научных, т.к. проводятся не столько с целью получения новых знаний об объекте исследования и демонстрации интеллектуальных способностей специалиста, сколько с целью получения таких знаний о предмете, которые способствуют установлению истины вопросам, требующих специальных знаний.
В качестве примера: сравните выводы, которые делают два специалиста по результатам диагностического исследования одной и той же аудиозаписи при ответе на типовой вопрос — имеются ли на фонограмме признаки монтажа или иных изменений, привнесенных во время звукозаписи или после ее окончания?

Вывод первого специалиста: «На представленной аудиозаписи имеются искажения звукового сигнала, признаки монтажа не обнаружены».

Вывод второго специалиста: «Запись фонограммы производилась непрерывно, признаки монтажа фонограммы отсутствуют. Обнаруженные изменения звукового сигнала обусловлены техническими особенностями устройства записи и кодирования сигнала, и не привели к потерям и искажению записанной речевой информации.»

С «технической» точки зрения, выводы специалистов тождественны. Но на основе первого вывода аудиозапись, вероятнее всего, не будет признана доказательством, т.к. подобный вывод не позволяет суду убедиться в достоверности записанной информации из-за неопределенности вывода, а на основе второго, возможно, наоборот.

Если заключение специалиста покажется суду или другой стороне неубедительным и недостаточным для признания или непризнания фонограммы доказательством, суд может назначить фоноскопическую или видеофоноскопическую экспертизу. При этом «каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Стороны и другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; … знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и с поставленными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы» (ст.ст. 79 и 80 ГПК РФ). В связи с этим особенно важно, чтобы полученное до проведения экспертизы заключение специалиста соответствовало перечисленным выше требованиям, ведь эксперту вольно или невольно придется учитывать выводы предварительного исследования и либо подтвердить их в своем заключении, либо опровергнуть.

Более подробную информацию о содержании отдельных видов исследования можно получить .

Мифы и реальность

Стремительное развитие информационных технологий неизбежно сопровождается появлением мифов, наделяющих эти технологии сверхвозможностями. Среди подобных мифов стоит выделить следующие:

  • Цифровая аудиозапись не принимается судами или не может быть доказательством, т.к. ее можно легко и незаметно подделать!
  • С помощью современных речевых технологий можно синтезировать голос любого человека и таким образом сфальсифицировать доказательство!

Относительно первого мифа следует напомнить ранее сказанное: закон предъявляет три требования к фонограмме, чтобы ее можно было признать доказательством: относимость; допустимость; достоверность. И нигде в законе не упоминается про способ или вид записи. Возможности современных методов криминалистического исследования аналоговых и цифровых аудиозаписей или видеофонограмм в подавляющем большинстве случаев позволяют обнаружить (если они есть на самом деле) следы монтажа и иных изменений, способных привести к частичной утрате или искажению записанной речевой информации. Как правило, на цифровой фонограмме эти следы обнаружить даже легче, чем на аналоговой. Кроме того, качество современной цифровой записи безусловно выше качества аналоговой звукозаписи, что положительным образом отражается на возможности проведения идентификационного исследования в отношении участников записанного разговора и позволяет определиться с относимостью фонограммы.

В опровержение второго мифа можно сказать следующее: в ближайшие несколько лет невозможно будет реализовать синтез голоса и речи конкретного человека на таком уровне, при котором даже обычный человек не смог бы распознать подделку. Подобный синтез станет возможным, когда будет разработана точная математическая модель речеобразующего тракта человека. Пока это не удалось ни одному научному коллективу ни в нашей стране, ни за рубежом. Все современные синтезаторы речи используют различные варианты компилятивного синтеза, при котором речь «создается» соединением отдельных ранее записанных звуков, сочетаний звуков или даже целых слов. Чтобы создать такой синтезатор и, соответственно, синтезировать речь конкретного человека, необходимы большие трудозатраты по сбору представительной звуковой базы (однородной по качеству), её сегментации, подбору и обеспечению бесшовного соединения фрагментов речи.

С другими «спорными», часто обсуждаемыми на интернет-форумах вопросами видео- фоноскопической экспертизы, можно познакомиться .

Литература по теме:

СОРМ (сокр. от Система оперативно-розыскных мероприятий) —комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения оперативно-розыскных мероприятий в сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и радиосвязи (Закон «О связи» и приказ Мин. связи № 2339 от 9 августа 2000 г.).
А.В. Смирнов, д.ю.н., проф., советник Конституционного Суда РФ. К вопросу о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона. Материал подготовлен системой КонсультантПлюс с использованием правовых актов по состоянию на 10 ноября 2008 года.
Все перечисленные кодексы, публикации (за исключением монографии А.Ш.Каганова) имеются в базах программы «Консультант Плюс» или открытом доступе в Интернет.

Информационный материал этой страницы с некоторыми сокращениями взят из первоисточника — сайта «Судебная видео- фоноскопическая экспертиза» ООО «Форенэкс»
Ссылки на опубликованный материал осуществлять только на сайт первоисточника!
Перепечатку и копирование материала статьи осуществлять только с сайта первоисточника по ссылке: Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в гражданском и арбитражном процессах Перейти на главную страницу сайта о системе многоканальной аудиозаписи на основе компьютера

Аудиозапись и её использование для защиты своих интересов, в том числе в судебной практике – инструмент полезный и перспективный. Тем более, что эта возможность прямо предусмотрена законодательством.

Аудиозапись – инструмент в клубке интересов

Но также надо учитывать, что вопросы, связанные с аудиофиксацией, находятся на стыке разных прав и интересов, поэтому регулируются во многих аспектах. Здесь встречаются интересы того, кто записывает и использует записанную информацию в своих целях, и интересы того, против кого она используется (в частности, неприкосновенность частной жизни, тайна переговоров и иных сообщений и т.д.), интересы государственных органов, регулирующих оборот звуко и видеозаписывающей техники и т. д.

Кроме того, против этого инструмента работает консерватизм судов и юристов, которые, даже несмотря на прямое указание статей 55, 77 и 78 ГПК РФ, могут отрицать возможность использования диктофонной записи в качестве доказательства. В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ст. 64, ст. 162 АПК РФ.

Иногда за этим стоит банальное сопротивление новому и непривычному: «Всю жизнь обходились без этого, обойдёмся и теперь». Или нежелание разбираться с тем, как это работает, внедрять новые процедуры и техническое оснащение – проще запретить.

Иногда доводы «против» могут иметь под собой более твёрдую почву и быть связаны с совершенно законными понятиями относимости и допустимости доказательств. Если сказать проще — аудиозапись должна быть получена законным способом и содержать информацию о значимых для дела обстоятельствах.

И вот в этом клубке возможностей и ограничений нужно уметь действовать так, чтобы защитить свои интересы и не наступить при этом на чужие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *